22:01 

Ego sum qui sum

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Автор: DirtyDreams
Фендом: Гарри Поттер
Пейринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг: PG-13
Жанр: романс, приключения
Размер: макси // 20 глав
Статус: закончен
Размещение: только с разрешения автора
Саммари: Однажды Гарри находит около своего дома на Тисовой улице полубессознательного Драко Малфоя... кто же знал, что в итоге им придётся обручится?..
Предупреждение: ООС, AU




Глава 1.

Неожиданная «радость».

В доме номер четыре по Тисовой улице творилось этой ночью нечто очень странное. Нечто, от чего все её обитатели, кроме одного, забились в старый чулан и не могли вздохнуть от сковывавшего их ужаса. Стены содрогались и стонали, посуда в кухне дребезжала, так и норовя разлететься на мелкие осколки, двери и окна словно пылали огнём, не сгорая, а мебель выворачивалась наизнанку.
Гарри стоял посреди гостиной с палочкой наперевес и клеткой Букли позади себя (он вынес сову из комнаты, чтобы её ничем случайно не придавило)… Очки у него сползли к самому кончику носа, но Гарри боялся отвлечься даже на то, чтобы поправить их, ожидая аппарации десятка Пожирателей прямо сюда.
Однако время шло, а ничего подобного не происходило. Напротив, всё внезапно прекратилось. А Мальчик-Который-Выжил всё ещё стоял в боевой позиции, чувствуя себя полным идиотом. С улицы донёсся странный звук, похожий то ли на крик, то ли на стон. Гарри выбежал из дома и опрометью кинулся во двор, где Петунья высаживала свои любимые цветочки. На траве, прямо под раскидистой яблоней, согнувшись пополам и как-то неестественно вывернув правую руку, которая всё ещё мёртвой хваткой сжимала палочку, лежал укутанный в чёрную мантию человек. Гарри смог разглядеть лишь одну светлую прядку, выбившуюся из-под капюшона, и фамильный перстень с незнакомым гербом.
Внезапно фигурка сжалась ещё сильнее, словно почувствовав направленный на неё взгляд, и следующий стон был на порядок тише. Его сдерживали... И Гарри растерялся.
- Поттер, - нечёткий, но всё же различимый хрип, - помоги мне...
Гарри вздрогнул, мысленно отхлестал себя по щекам и подбежал к человеку и перевернул его на спину. Лицо, которое он увидел, было бледным и тусклым, человек уже был без сознания. Драко Малфой выглядел больным и измученным. Поднять его Гарри не смог бы при всём желании, а приходить в себя блондин не собирался, так что пришлось воспользоваться заклинанием, хотя оно и не особо приятно.
Дурсли всё ещё дрожали под лестницей. Это заставило Гарри улыбнуться и чуть не долбануть незваного гостя о закрытую дверь... но обошлось, к счастью последнего.

Малфой лежал без сознания пару дней. Дядя Вернон попробовал возмутиться по поводу присутствия в доме чужака, да ещё и «ненормального», но Гарри пригрозил появлением Хагрида, приукрасив, конечно, жестокость последнего... так что родственники старались лишний раз не затрагивать скользкую тему.
Больному пришлось уступить кровать, поэтому сам Гарри ночевал на полу. Сквозняки в его комнате гуляли весьма заметные, особенно сейчас, в конце августа, и гриффиндорец понял, что мало-помалу начинает простужаться: того и гляди – температура появится. Так что с третьей ночи пришлось переселяться на кровать, к Малфою.
Блондин спал необычайно тихо, грудь вздымалась настолько плавно, что на один вздох Драко приходилось два-три тех, которые делал Гарри.

Это утро было для гриффиндорца явно не самым лучшим. Проснулся он на полу, по всей видимости, с рассчитанной на одного кровати его всё-таки спихнули. Шея и спина затекли катастрофически. А Малфою хоть бы что...
Блондин проснулся вечером. Гарри сидел за столом и писал письмо Гермионе. Поэтому пробуждение Драко заметил не сразу, и у последнего была возможность осмотреться и оценить обстановку. Как и отметить полное отсутствие путей к отступлению.
Малфой поднял забинтованную руку и с тихим стоном дотронулся до лба:
- Где я?
- В доме моих маггловских родственников, Малфой, - Гарри встал из-за стола и подошёл к кровати, нависая над находящимся в шоке слизеринцем, - и я чертовски сильно хочу знать, какого дьявола ты тут забыл!
- Я тоже... – растерянно пролепетал он. – Что вообще произошло?
Гарри опешил, резко прекратил напирать и присел на край постели.
- А что, собственно, ты помнишь?
- Я не обязан перед тобой отчитываться, Поттер! – неожиданно выпалил Драко, но вовремя сообразил, что находится несколько не в том положении, чтобы обойтись совсем без сотрудничества и быстро исправился. – Сначала ты на мой вопрос ответишь, потом уже я отвечу на твой!
- Ладно, - вздохнув, герой кратко пересказал, что произошло.
- И давно это было?
- Три дня. Так что всё это значит? Я, знаешь ли, был весьма удивлён, что Драко Малфой, одетый в мантию Пожирателя вдруг появится в маггловском пригороде и начнёт просить о помощи.
Блондин поморщился при упоминании столь деликатного момента.
- Тёмный Лорд дал мне невыполнимое задание, эдакий тест на способность к насилию. Для меня же это всё равно, что самоубийство. В конце концов, я сильно сомневаюсь, что мог бы убить Дамблдора, - недобро усмехнулся слизеринец. – Отец, понял, что всё пропало, и решил обезопасить меня другим способом: подложив в постель Лорду. Сам он, видимо, устал подставлять свою задницу. Ну, или просто наскучил змееподобному ублюдку. Люциус запер меня в комнате, в поместье.
Мне оставалось только бежать. Но в доме было лишком много осведомлённых Пожирателей, чтобы просто уйти через парадную дверь, так что я вспомнил про порт-ключ, который мне в том году дал Дамблдор... на всякий случай.
Я выбрался из комнаты, но только при помощи взрывающего заклинания. Так что Пожиратели сбежались дружной толпой. К счастью, до ключа было всего две двери, так что пришлось только несколько раз увернуться. Чем в меня запустили вдогонку, я не помню, но вряд ли чем-то приятным, потому что когда и где вышвырнуло, я знаю только с твоих слов. Тогда я ничего не соображал совершенно.
Гарри смотрел на Малфоя большими глазами, переваривая информацию. Он подскочил на ноги и принялся ходить из стороны в сторону, измеряя три шага в одну сторону и три в другую.
- Поттер, не мельтеши, и без тебя голова раскалывается...
Гарри замер, смотря в глаза Хэдвиг.
- Пожалуй, стоит написать Дамблдору, - неуверенно заключил он.
- Что?.. – голос привставшего с кровати Малфоя казался испуганным, растерявшим всю свою наглость и самодовольство. – А если он... решит, что я... опасен?
- В любом случае, здесь тебе оставаться нельзя. Я просто надеюсь, что директор заберёт тебя в безопасное место, желательно, подальше отсюда. До Хогвартса всего неделя.
- Вот именно! Я могу остаться здесь, а потом просто отправлюсь в школу в срок. Мне исполнится 17 в начале июня, я буду совершеннолетним и смогу просто не возвращаться к отцу. Всего неделя, Поттер!
Малфой не просил, он настаивал, но было что-то такое умоляющее в его глазах... и Гарри согласился, мысленно проклиная себя за идиотизм и заранее понимая, что ещё пожалеет об этом решении.

Затолкав блондина в ванную, Гарри спустился на кухню. Дурслей в доме не было, по всей видимости, уехали за покупками для «сладкого Дадлика». В холодильнике нашлась кое-какая еда, но не то что бы много.
Обжарив бекон и пару яиц, Гарри разложил завтрак по тарелкам и принялся резать салат, когда с лестницы спустился блондин. Малфой был... странным. Отросшие за лето волосы сейчас были влажными, с них лилась вода. Крупные капли стекали по шее на грудь, огибая ключицы и пропадая за воротником голубой футболки Гарри, которую надел слизеринец. Глаза его сверкали озорными огоньками, а на губах играла довольная улыбка. Лёгкие штаны были закатаны почти до колен и были явно великоваты в талии, так что держались на одном лишь честном слове. Это выглядело настолько по-домашнему неожиданным, что Гарри раскрыл рот и чуть не попал ножом по пальцу, когда лезвие соскользнуло с круглого помидорного бока.
Малфой усмехнулся и присел на стул, притягивая к себе вилку.
- Надо же, Золотой Мальчик умеет готовить, - не без ехидства проговорил он, ковырнув мясо. – Это съедобно?
- Да, - спокойно отозвался Гарри, заливая салат маслом, - только не помню, отравлено или нет.
Малфой фыркнул и отправил в рот первый кусочек.
- Хм, вроде, ничего, мышьяком не отдаёт. Салат готов?
- Да, - обернулся Гарри, поставив кипятиться электрический чайник. – Чай?
- Зелёный. С жасмином. Без сахара.
- О, вы найдёте общий язык с тётей Петуньей, - пробормотал Гарри и сыпанул себе в кружку две чайные ложки кофе.
- Кстати да, о твоих родственниках, Поттер... ты не передашь мне нож? Спасибо. Так вот, о родственниках. Они знают о магии?
- В общих чертах, а что?
- Просто хотел узнать, что я могу делать в доме, - загадочно ответил блондин.
- Ничего не можешь, - резко заявил Гарри. – Министерство дотошно следит за любыми всплесками магии здесь. Мне только лишних проблем не хватало.
- Слушай, Поттер, я тебе просто поражаюсь! Если бы твоё Министерство могло отследить МОЮ магию, то они были бы здесь уже через пятнадцать минут после того, как я появился у тебя перед домом. Судя по твоим рассказам, выброс был на лицо.
И действительно. Гарри задумался. Как так вышло?
- Не напрягайся, - ухмыльнулся блондин. – Отец создал для меня какое-то поле при помощи зелья, чтобы я мог колдовать за пределами Хогвартса. Оно распространяется почти на 20 метров вокруг меня и скрывает в том числе магию и других, кто колдует в непосредственной близости.
- Занятно. Никогда не слышал о таком.
- Ну, во-первых, твоё полное незнание зелий – не новость, во-вторых, оно входит в список запрещённых. Нарушение закона, знаешь ли.
Гарри не обратил на язвительность собеседника ровным счётом никакого внимания. Малфой говорил ещё что-то, но брюнет слушал лишь краем уха. Больше всего его занимал сам факт возможности такой вот, пусть и не до конца дружеской, но всё же спокойной беседы со своим врагом. Впрочем, да какой из Малфоя враг? Так, мелкий пакостник. Особенно в сравнении с Волдемортом и его шайкой Пожирателей смерти. К тому же, теперь у слизеринца выбор был небольшой. Либо принять сторону Света, либо скрываться и от тех, и от других. На взгляд Гарри, и думать особо нечего. Хотя вряд ли Малфой настолько хорош в боевой магии, чтобы от него Светлой стороне особая польза была.
По всей видимости, последняя мысль сорвалась у гриффиндорца вслух, потому что Малфой вдруг резко замолчал. Гарри поднял на него глаза, отвлекаясь от размышлений. Слизеринец мягко отставил от себя кружку с недопитым чаем, переложил пустые приборы в раковину и с невозмутимым выражением лица покинул кухню. Гарри стало стыдно. С одной стороны. С другой же, он прекрасно понимал, что Малфой по этому поводу подумал много чего нелестного и не высказал только по одной причине. Поттер ему временно нужен. Вернее, не сам Поттер, а его место жительства. Ну правильно, кто станет искать без пяти минут Пожирателя, который все свои школьные годы активно портил жизнь Мальчику-Который-Выжил, в доме этого самого мальчика? Правильно, только псих.

Помыв и убрав посуду, Гарри поднялся наверх и поймал себя на мысли, что испытывает непреодолимое желание постучаться в собственную комнату. Справившись с непонятным порывом, Поттер открыл дверь и шагнул внутрь. Малфой сидел на постели по-турецки и... читал его письмо Гермионе!
- Чёрт, Малфой! – Гарри в раздражении выдернул пергамент из рук блондина. – Что за отношение! Я позволил тебе остаться явно не для того, чтобы ты читал мою личную переписку!
- О, да успокойся, ты явно переоцениваешь стратегическое значение этих каракуль, там ровным счётом ничего важного, - отмахнулся Малфой, поясняя так, словно письмо писал не Гарри.
- Да дело совершенно не в этом! - закипал Гарри. – А в том, что я НЕ разрешал тебе прикасаться к моим вещам, НЕ разрешал читать мои письма! Я, конечно, знал, что пожалею о своём решении оставить тебя тут, но и предположить не мог, что это произойдёт так скоро!
Малфой чуть ли не закатывал глаза, тяжело вздыхая. Со стороны выглядело, будто Гарри – крупная истеричка, закатывающая скандалы по поводу и без повода, а Малфой – давно уставший от сцен сожитель. На завершающей ноте: «Убирайся отсюда к мерлиновой матери!», - в комнату заглянул Дадли.
- Если устраиваешь разборки со своим дружком, - пробасил изрядно подросший толстяк, - делай это в другом месте, иначе ни от тебя, ни от него и мокрого места не останется.
Бледный и злой Малфой вскочил с кровати и направил на кузена палочку.
- Ещё раз сунешь свой пухлый нос в эту комнату, и я превращу тебя в первое, что попадётся мне на глаза. Сейчас, например, я вижу грязь на твоих ботинках, маггл.
Драко выглядел настолько угрожающим, взъерошенный, с палочкой в руках и этим шипящим от злости и раздражения голосом, что Гарри невольно засмотрелся, а Дадли почти мгновенно захлопнул дверь.
- Так что ты там говорил, Поттер?
- Я хочу, чтобы ты свалил отсюда. И поскорее.
- Когда ты оставлял меня здесь, то никаких условий не было. Ты не говорил, что что-то нельзя брать или читать, - возразил Драко.
- Не прикидывайся дурачком. Любому это ясно. Элементарное уважение к чужому дому.
- Что ты хочешь за то, чтобы я остался?
Сначала Гарри хотел поинтересоваться, а есть ли у блондина, что ему предложить, но в итоге сказал совсем другое, а не то, что собирался.
- Извинись.
- А? – опешил Малфой.
- Я хочу, чтобы ты передо мной извинился за эту выходку, - терпеливо пояснил Гарри.
- И всё? – уточнил слизеринец.
- Да, если соблюдение норм морали, наконец, станет для тебя само собой разумеющимся.
- Извини, - еле-слышно произнёс Драко.
- Что?
- Извини, - чуть громче.
- Что-что, не слышу?
- Прости! – что есть мочи вскричал Драко и в мгновение ока вымелся из комнаты.

P.S. В связи с частым упоминанием данного факта в комментариях: когда Драко рассказывает о своём дне рождения и просит Гарри позволить ему остаться, то говорит об июне СЛЕДУЮЩЕГО года. Иными словами, ему надо переждать оставшиеся дни августа у Поттера, затем поехать в Хогвартс, где Люциус его не достанет, а там стукнет 17, и он вообще свободен.

Глава 2


Малфоя не было уже около двух часов, и Гарри начинал волноваться. Отправив письма друзьям, Малфоя он, на всякий случай, упоминать не стал, Поттер вышел на улицу и огляделся. Блондина видно нигде не было. Нахмурившись, гриффиндорец пошёл вниз по улице, оглядываясь вокруг в поисках светлой макушки. Слизеринец нашёлся довольно быстро. Он сидел на лавочке в парке и перебирал пальцами горстку галеонов, косясь на палатку с мороженым. В общем, да, день был жарким. Однако галеоны в маггловском мире не в ходу...
- Ну и чего ты здесь сидишь? – пробормотал Гарри, устраиваясь с другого края скамейки.
- А что, я под арестом? – безжизненно поинтересовался он.
- Ну... Нет, но я не уверен, что ничего не случится. Всё-таки здесь магглы живут.
- Я не беспомощный.
- Так я и не за тебя беспокоюсь...
Он кинул на Гарри презрительный взгляд и отвернулся. В сторону палатки с мороженым. Брюнет вздохнул и пошёл по направлению его взгляда. Родственники ему, конечно, денег не давали, но ещё той осенью он догадался перевести немного в фунты, так что покупка мороженого не представляла особой проблемы. Взяв шоколадное и ванильное, он вернулся к лавочке.
- Хочешь?
Малфой покосился на сладкое с недоверием, но отказываться не стал. К удивлению Гарри, он взял шоколадное, которое брюнет изначально предполагал для себя. Спасибо, конечно, никто не услышал, хотя Гарри на это особо и не рассчитывал. Всё-таки Малфой есть Малфой...
Они просидели на лавочке примерно полчаса и всё время молчали. Блондин, казалось, с интересом наблюдал за маггловскими детьми, а Гарри присматривал за ним. Затем Драко поднялся и пошёл обратно к дому Дурслей, на что Поттер усмехнулся и направился следом.
- Мне нужно забрать мои вещи из Малфой-Мэнора, - заявил блондин, как только они попали в комнату.
- Ну а я тебе что? Нужно – иди.
- И как я, по-твоему, это сделаю, когда поместье превратилось в логово Пожирателей?!
- От меня ты что хочешь?
- Чтобы ночью ты пошёл со мной и помог, - выдал Малфой.
- Ты что, упал с Астрономической башни?!! – Гарри не сдержал нервного смеха, - Я не настолько тебе доверяю (и сомневаюсь, что подобное вообще возможно), чтобы отправиться, как ты выразился, в «логово Пожирателей»!
- Если я пойду один, то непременно попаду в неприятности!
- А вот это уже совершенно меня не волнует. Я и так оказываю тебе огромное одолжение тем, что позволяю оставаться здесь!
Малфой еле сдержался, чтобы не топнуть ногой от досады, но вовремя понял, что это было бы окончательно по-детски, и просто повалился на кровать, отвернувшись к стене с непередаваемо обиженным выражением. Гарри чуть не прыснул со смеху, но смог преодолеть этот порыв.

До обеда Малфой своего положения не менял и, кажется, даже задремал. Разговоры с Гарри аристократа не привлекали, тем более, что блондин был расстроен. Его чемодан давно стоял собранным вместе с клеткой филина в Мэноре, в его комнате. И попасть туда было легко. Но вот выбраться... Однако ехать в Хогвартс без вещей было, по крайней мере, обидно.
Около двух часов дня Гарри вдруг отложил учебник по трансфигурации и вышел. В животе у Драко уже опасно урчало, и он даже обрадовался. По всей видимости, Поттер пошёл готовить. Однако через полчаса брюнет вернулся и без слов уселся за стол, снова принимаясь за чтение.
- Поттер, - скрыть недовольство в голосе всё же не удалось.
- Мм?
- Как там... обед?
- На кухне Дурсли.
- И что?
- А то, что они не терпят присутствия магов, - устало отвечал Гарри.
- То есть, это значит, ты поел, а мне нельзя? – возмутился Драко.
- Это значит, что я тоже не ел!
- Что же ты там делал столько времени тогда?!
- Готовил!!
Всё это грозило дракой, но блондин внезапно успокоился. Ему были сейчас ссоры с Поттером, как минимум, невыгодны, однако не подкалывать он не мог. Натура такая. Тонкая, ага.
- О, Потти, всегда хотел посмотреть, как ты выполняешь обязанности эльфа в моём доме.
- Как, наверное, обидно, Малфой, - елейным голоском протянул Гарри, ещё не успевший отойти от состояния раздражения, - когда твоя мечта сбывается у других. А когда эти другие ещё и магглы... Хотя, может, ты решил переехать к Дурслям? Уверяю, вы найдёте много общего. Особенно, с Дадли.
- Не дай Мерлин, - Малфоя передёрнуло. Всё-таки это гариллоподобное существо, именуемое «Дадли» вызывало у него исключительно отвращение. Стойкое. По сравнению с этой ошибкой природы Поттер вообще казался прекраснейшим творением, не говоря уже о самом Драко.
Лучше было сменить тему на более безопасную.
- Так мы будем есть? Или нет?
- Будем, но через час, не раньше.
- Почему так долго?
- Потому что мне придётся готовить заново.

Пока Гарри готовил, Драко сидел за столом и смотрел. Ему редко доводилось наблюдать за этим процессом, а без использования магии так и вовсе впервые. Домовики всегда всё делали с огромной скоростью, перемещая предметы и самих себя, вокруг них всё летало и вертелось. А Поттер делал всё не спеша, слегка пританцовывая и даже что-то насвистывая. По мнению Драко, люди готовили очень странно. Возможно, ему так казалось, потому что его родители никогда не «пачкали руки на кухне».
Гарри вначале было немного неудобно готовить при хорьке, но в итоге он всё же расслабился, вспомнил мотивчик глупой маггловской песенки и забыл о его присутствии.
- А что ещё ты делаешь в доме? – внезапно спросил Малфой.
- Тебе какое дело? – насупился Гарри. Если, возможно, он и хотел это с кем-то обсудить, то уж точно не с Малфоем.
- Просто, - неопределённо пожал плечами блондин.
- Летом я делаю здесь абсолютно всю работу по дому.
- И что, всегда так?
- Нет, - разозлился Гарри, - до Хогвартса я делал эту работу круглый год!
Драко нахмурился и больше вопросов задавать не стал. Только покосился в сторону гостиной, где сидел Вернон.
Ели они тоже в полной тишине.

Помыв посуду, Гарри поднялся в комнату и обнаружил Малфоя одетым в плащ пожирателя и с палочкой наготове.
- И куда это ты собрался?
- В поместье, конечно, - вздёрнул нос блондин, на что Гарри лишь фыркнул.
- Довольно глупо, тебе не кажется?
- И что с того? Ехать в Хогвартс налегке вообще бессмысленно. А мой ключ от банковской ячейки в вещах.
- Чёрт с тобой, придурок, вали, куда хочешь.
Малфой такого, по всей видимости, не ожидал, до последнего надеясь, что гриффиндорская натура Поттера не позволит тому отпустить несчастного блондина на растерзание Пожирателей, поэтому приобрёл крайне жалкое выражение лица. Изначально Драко вообще надеялся, что благородный Поттер всё сделает за него, но, по всей видимости, старания Грейнджер всё-таки принесли свои плоды, и в Мальчике-Который-Выжил появились некие зачатки инстинкта самосохранения. К сожалению, это произошло именно сейчас.
- Я буду тебе должен, - решился Драко.
- Хм, - задумался Гарри. – Желание?
- Хорошо.
- Совершенно любое?
- Никаких публичных унижений, - спохватился блондин.
- Договорились! – гриффиндорец пожал руку блондина, и обоим мальчикам на мгновение показалось, что подуло холодным ветром.

В Мэноре было подозрительно тихо. Большинство Пожирателей склонностью к тишине не отличались. Так сказать, кот из дома – мыши в пляс. А всё это могло значить только одно: Лорд в поместье. Драко пробрал озноб и он покосился на напряжённого Поттера, но сказать ничего не решился.
- Куда? – прошептал Гарри. Коридор гулко протащил его голос по всем углам.
- Тшш! – возмутился Драко и махнул рукой.
Через несколько поворотов они, наконец, оказались рядом с комнатой Драко. Дверь была не закрыта, но именно это и настораживало. Блондин аккуратно заглянул внутрь через маленькую щёлку, и как раз в этот момент послышались знакомые голоса. Резко дёрнув Поттера за рубашку, он толкнул брюнета в ближайшую тёмную нишу и прижал собой, окутывая обоих чёрной мантией и закрывая от выходящих из комнаты людей.
- Ты не найдёшь его, Люциус, - произнёс Северус Снейп. – Ты хорошо его учил, Драко умеет прятаться.
- Ему не к кому пойти, а без вещей и денег он не сможет поехать в школу, - мрачный ответ. – Я поймаю его.
- Ты действительно хочешь такой жизни для своего сына?
- А чем она плоха, Северус?
- Даже и не знаю, - саркастически проговорил Снейп.

Гарри стоял ни жив, ни мёртв. Малфой дышал ему в шею, вжимаясь всем телом так, что было невозможно пошевелиться. Блондина била мелкая дрожь, поэтому пришлось обхватить его за талию под мантией и удерживать, чтобы это было не так заметно.
Всю неловкость позы Гарри осознал особенно остро в тот момент, когда дыхание Малфоя стало обжигающим, а фигурка под руками оказалась неожиданно хрупкой и тонкой. Щёки гриффиндорца медленно наливались малиновым, пока Малфой внимательно слушал разговор отца и Снейпа.

Когда Пожиратели скрылись из вида, Драко кое-как высвободился из захвата Поттера и вытащил его в коридор, словно тряпичную куклу. Вид у Золотого Мальчика был смущённый и слегка потрёпанный. Малфой усмехнулся, мигом возвращая привычный самоуверенный вид и оборачиваясь к двери.
- Здесь следящее, - убитым голосом произнёс блондин, опустив палочку и прислонившись к холодной стене.
- А, ну и? – не понял Гарри.
- Что, ну и, Поттер?! Теперь в комнату нам не попасть, если войдём или попытаемся снять заклятие, сюда сбегутся все Пожиратели в радиусе ста метров!
- Понятно, - хмыкнул Гарри и с силой рванул на себя дверь.
- С ума сошёл?!!
- Бежим! – гриффиндорец втащил Малфоя внутрь и захлопнул дверь.


Глава 3


Драко ошалелыми глазами смотрел на свою комнату, от волнения ничего не узнавая. Гарри же, напротив, не терялся. Притянув к себе слизеринца и заодно чемодан с клеткой, он выдернул из кармана мантии Малфоя портключ и активировал его как раз в тот момент, когда хлипкая дверь слетела с петель.

- Поттер, ты идиот! – не унимался Драко, крича на весь дом и мотаясь из стороны в сторону по мелкой комнатушке. – Как ты… зачем… никаких мозгов!
- Ну мы же живы, - резонно заметил Гарри, сидя по-турецки на кровати и рассматривая филина, который в свою очередь обращал внимание исключительно на Хэдвиг.
- Это случайность!
- Ничего подобного, - вдруг строго заметил гриффиндорец. – Твоё поле глушит магию, так? Следящее заклинание просто не сработало.
- Но Пожиратели…
- Орать надо было меньше!
Драко грустно похлопал глазами, фыркнул, уселся на собственный чемодан и совершенно мило надулся. Однако вскоре такой вид деятельности ему наскучил, учитывая, что Поттер на его потуги внимания не обращал совершенно, так что блондин принялся лазить по чемодану в поисках подходящего занятия. Шахматы и карты не рассматривались даже как вариант, книг, кроме учебных, Драко с собой не брал. Он предпочитал покупать что-нибудь новенькое в Косом переулке перед самым отъездом. Оставалась только музыкальная шкатулка. Устроившись на самом дальнем углу кровати, Малфой открыл коробочку и закинул в неё несколько клочков пергамента с названиями песен, затем закрыл её и наложил заклинание. В голове заструилась тихая приятная музыка…

Малфой спал, свернувшись клубочком на самом краю кровати, когда Гарри вернулся в комнату с поздним ужином. Поставив поднос на стол, гриффиндорец присел рядом с блондином и тихонько позвал того по фамилии, но слизеринец никак не хотел просыпаться, и Потру пришлось тронуть его за плечо. Малфой вздрогнул и открыл глаза, бормоча фините и взмахивая палочкой.
- Что случилось? – сонно поинтересовался он.
- Ужин, - коротко ответил Гарри, наблюдая за встрёпанным блондином. Обычно надменный вид Малфоя потерялся в неспешных потягиваниях, а лёгкая, случайно не сошедшая после хорошего видения, улыбка играла на губах и портила Драко весь суровый имидж.
Это заставило гриффиндорца рассмеяться, а Малфоя в недоумении на него уставиться.
- Что? – он приподнял левую бровь, но даже и не в половину так чопорно, как обычно.
- Ничего, - совершенно радостно откликнулся Гарри, пытаясь припомнить, куда дел старую «мыльницу» Дадли. Счастливый Малфой… Это же такой потрясающий компромат! – Ты лучше ешь давай, остынет!

Слизеринец недоверчиво покосился на Золотого Мальчика, но всё же подчинился. Поттер всегда оказывал на него необычайно сильное влияние. Обычно, отрицательное. Однако теперь, когда они могли иногда даже почти нормально разговаривать, эмоции стали более мягкими и более сильными при этом. Раздражение. Опасливость. Желание управлять и… что пугало Драко больше всего, за Поттером хотелось следовать. От него неудержимо веяло силой. Почти как от Волдеморта. И не менее страшно. Хорошо, что Драко уже научился внимать голосу разума и контролировать свои эмоции…
- Мне нужно в Косой переулок, - заявил Малфой, допивая чай.
- Очень рад за тебя, путь свободен, - Гарри указал на дверь и начал убирать тарелки.
Драко тяжело вздохнул. Ну и где это чёртово гриффиндорское благородство?! Ау!
- Ты должен пойти со мной…
- Должен? – левая бровь совсем по-малфоевски вскидывается вверх.
- Мне нужно, - поправился Малфой, - чтобы ты пошёл со мной.
- А мне нужно до тридцать первого числа сидеть в этом доме и не двигаться, - сказал Гарри и вышел с подносом из комнаты.
Драко тяжело вздохнул и начал перебирать предметы, которые было бы не жалко отдать Поттеру в обмен на поход в переулок. За бесполезным занятием его застала прилетевшая сова. Открыв окно, Малфой впустил её внутрь и, отсыпав птице печенья, взял письмо. Печатка показалась Драко знакомой, но вспомнить её он сходу не смог. Зато в голову пришла прекрасная идея…

- Вам письмо, - со всем возможным ехидством улыбнулся Малфой, когда Гарри вернулся в комнату, и помахал перед самым лицом пергаментом с личной печатью Сириуса… У гриффиндорца загорелись глаза, он потянулся к свитку, но Малфой резко отдёрнул бумагу. – Не так просто, Поттер.
- Да что ты…
- Тише, - Малфой достал свою палочку и палочку Гарри. – Думаю, самое время поговорить о походе в Косой переулок.
Поттер зарычал, и у блондина, к немалому удивлению последнего, побежали мурашки. Подавив недостойные Малфоя порывы, слизеринец как можно злобнее усмехнулся.
- Отдай мне письмо сейчас же, или я…
- Что – ты? – Малфой продемонстрировал палочку Гарри и направил на гриффиндорца свою. – Косой переулок. Или я сжигаю конверт.
- Чёртов слизеринец! Я согласен, - Гарри уже практически шипел, чуть не переходя на парселтанг.
- Замечательно!

Малфой и Поттер, спокойно идущие рядом по Косому переулку, производили неизгладимое впечатление на всех попадающихся по пути учеников Хогвартса. Благо ещё, что встречались только младшекурсники, иначе простым шоком дело бы не кончилось.
Пока Драко наслаждался взглядами, которые на них с Поттером бросали прохожие, брюнет читал письмо. Сириус немного рассказал Гарри о жизни на Гриммаулд, о деятельности Ордена. И проинформировал по поводу подвижек в поисках хоркруксов. Оказалось, что Феникс уничтожил все предметы, кроме змеи Волдеморта. Гарри издал некоторый радостный вопль и подпрыгнул на месте от удивления. Малфой уставился на него большими глазами и отшатнулся на полметра.
- Поттер, совсем очумел?! Что ещё за выходки!
- Да мы… да я… да там!!!
- Очень информативно, - саркастически ответил Драко. – Ты пока формулируй, а мне по магазинам надо.
С этими словами блондин развернулся на 180 градусов и пошёл в сторону книжного. Гарри усмехнулся и медленно направился вслед за ним.

- Аах, - Малфой тяжело опустился на кровать, сразу заваливаясь на подушки.
Гарри же, попав в комнату, сразу сел на пол, приваливаясь спиной к шкафу. Малфой мотал его по магазинам весь день, бесконечно что-то выбирая, примеряя и пробуя. Пару раз блондин даже заставил Гарри принимать в этом безобразии участие, так что рядом с горой свёртков Драко примостилось ещё и небольшая кучка покупок Гарри.
- Ты что-то хотел мне рассказать? – внезапно вспомнил Малфой, приподнимаясь.
- Разве? – Гарри «удивлённо» приподнял бровь, подражая слизеринцу.
Драко сощурился и кинул недвусмысленный взгляд на карман куртки Поттера, где укрылось письмо Сириуса. Гарри вздохнул, сообразив, что если он не расскажет, то блондин в любом случае под покровом ночи вытянет пергамент и прочитает его. И ещё неизвестно, до чего он дойдёт в своих измышлениях, учитывая, что о хоркруксах знает вряд ли. Пришлось коротко и быстро объяснять, что к чему.
- То есть… - осторожно произнёс Малфой, - всё, что нужно, - просто убить змею и запустить Авадой в Волдеморта?
- Ну, я бы не сказал, что это прямо очень просто, но да, мысль ты верно уловил.
- Когда пойдёшь? – наивно поинтересовался Малфой.
- Дамблдор сказал, что не раньше, чем следующим летом.
- Почему?!!
- Да потому что я, чёрт подери, только на шестой курс перешёл! – вспыхнул Гарри. – Если тебе так не терпится, то всегда пожалуйста: сделай это сам!
Малфой побледнел.
- Это ты должен…
- Я всем должен, да! Всю жизнь всем должен!! И я сделаю это в любом случае, но совершенно не поэтому, а потому что хочу защитить дорогих мне людей. Плевал я с Астрономической башни на все обязательства! Более того, я сделаю это так скоро, как смогу, но сейчас идти, как минимум, не имеет смысла.
Драко молча смотрел на Гарри и только теперь начинал понимать, что в гриффиндорце что-то изменилось. И эти перемены ему не нравились, они сквозили отчаяньем. Неявным, но всё же. С другой стороны, если он готов победить ценой своей жизни, это даёт ему преимущество, ведь Волдеморт, напротив, будет лишь защищаться. Нужно только немного силы…
- Ясно, - проговорил блондин и вздохнул. – Пожалуй, пора спать.
- Да…

Следующие несколько дней, до самой отправки на вокзал, Гарри и Драко провели относительно спокойно. Серьёзных и ответственных разговоров старались не касаться, но зато постоянно ругались по мелочам. Например, решая, кто будет спать на кровати. Тянули жребий. И никого не волновало, что проигравший в любом случае через полчаса неудобной ночёвки на полу потянется под бок к выигравшему.
Днём Малфой показывал Гарри некоторые тёмномагические заклинания и способы защиты от них, Поттер же, в свою очередь, тоже делился знаниями. Дурсли первое время непрерывно кричали на них и всячески портили жизнь. Окончательно взбешённый Малфой (Вернон позволил себе замечание относительно его ненормальности) наложил на него силенцио на целый день. Злость не позволила верно рассчитать силу, и молчали все. Даже Гарри, который ещё не успел отработать невербальное «Фините Инкатем»…


Глава 4


Машина Вернона Дурсля первого сентября подъехала к вокзалу несколько раньше, чем было запланировано. В основном, потому что маячащий в стекле заднего вида Драко активно корчил «страшные» рожицы, что до дрожи в коленках нервировало и поторапливало дядю и неимоверно смешило Гарри.
Выйдя на платформу, шестикурсники синхронно разошлись по разным сторонам и принялись с одинаковым выжидательным выражением следить за проходом. В машине они успели поспорить, кто - слизеринцы или гриффиндорцы - пунктуальнее… Надо ж было проверить.
Гарри был в абсолютном счастье, когда появилась Гермиона. Он кинул победный взгляд на Малфоя, к которому как раз подходил Нотт. Обворожительно улыбаясь и проходя мимо Поттера, Драко слегка задел его плечом.
- Видишь, Гермиона пришла вовремя. Гриффиндор победил, - заявил Гарри.
Малфой самодовольно усмехнулся:
- Ваша умница Грейнджер пришла на минуту раньше, а вот Тео продемонстрировал чудеса пунктуальности и появился секунда в секунду.
Малфой гордо удалился, оставив за спиной совершенно растерянного Гарри и раздражённую Гермиону.
- Чего от тебя хотел Малфой? – нахмурившись, поинтересовалась подруга.
- Я сам не понял, - отмахнулся Гарри, вскидывая вверх руку и приветствуя семейство Уизли.

Рон и Гермиона ушли на собрание старост, и Гарри остался в купе один. Большую часть этой ночи гриффиндорцу пришлось провести на полу, так что спать хотелось жутко. Прислонившись к стеклу, брюнет на секунду прикрыл глаза, и тут же уснул. Именно поэтому он не слышал, как дверь купе отодвинулась и вошёл Драко. «Так мило, аж зубы сводит», - ехидно подумал Малфой, наблюдая за дремлющим гриффиндорцем. Очки Поттера съехали куда-то на бок, рубашка была надета косо и сваливалась с плеча, а сам Мальчик-Который-Выжил забавно хмурился и сжимал пальцами рукава.
На этом моменте до Драко, наконец, дошло, что что-то здесь не так, и слизеринец легонько потряс Гарри:
- Поттер, проснись! Поттер!
- Аа? – на Драко уставились два расфокусированных зелёных глаза, и он не удержался от того, чтобы поправить очки. – Малфой? Что такое?
- Мне показалось, тебе снилось что-то неприятное...
- Возможно, так и было... – осторожно ответил Гарри. – Спасибо, что разбудил.
- Не за что.
Минута молчания.
- Так зачем ты пришёл?
- Дело есть, - заявил Драко и уселся напротив.
- Давай быстрей, я из-за тебя сегодня не выспался и хочу поскорее исправить эту глупость, - Гарри красноречиво зевнул и откинулся на спинку.
- Вот, - Драко протянул Поттеру пергамент и демонстративно отвернулся к окну. – Это дала мне Паркинсон только что.
Гарри пробежал взглядом по ровным строчкам и подписям. Бумага провозглашала Драко Люциуса Малфоя предателем всего факультета Слизерин, однако смысла такой писанины гриффиндорец откровенно не понимал, и блондину всё же пришлось объяснять.
- Видишь ли, Поттер, на Слизерине статус важнее всего. Учитывая, что служение Лорду у нас считается верным и достойным, отказываясь от метки, я отказываюсь от факультета.
- Круто. А я тебе что? – Гарри откровенно не понимал выжидательных взглядов слизеринца.
- Мне нужен новый фактор влияния. Авторитет, так сказать. Мальчик-Который-Выжил вполне неплохо подошёл бы на эту роль.
- Ты что, совсем с ума сошёл?! – Гарри пребывал в состоянии раздражённого недоумения на грани срыва. – Я не собираюсь возиться с твоими проблемами! У меня своих по горло, ясно?!!
- Что за бред, - поморщился Драко. – Мне лишь нужно, чтобы ты чаще обращал на меня внимание. В положительном смысле, конечно.
- Нет, - отрезал Гарри.
- Почему, чёрт возьми, нет??
- Потому что, во-первых, ты успел доконать меня своими выходками за эту неделю так, как не получалось предыдущие пять лет, а, во-вторых, я не желаю тратить своё время и, тем более, нервы, на тебя ещё и в школе. Иди к профессору Дамблдору и проси помощи у него!
- Ты что, по прошлому году не понял, что старик помочь не может?! Я выйду из его кабинета по уши в лимонных дольках и с ощущением полной каши в голове! Я понимаю, что ты и каше был бы рад, ибо мозгов не наблюдается, но мне помощь нужна, а не бредовые размышления по заданной теме!
- Что?!! – Гарри захлёбывался от праведного гнева и никак не мог понять, за что отчитывать слизеринца в первую очередь, поэтому гриффиндорец просто стоял и хватал ртом воздух.
- Что слышал! Поттер, Мерлин тебя подери, ну что тебе стоит разыграть со мной пару сценок вечной дружбы, а? Тебе без разницы, а мне для дела... Возможно… я перетяну на сторону Света ещё нескольких слизеринцев.
И Гарри согласился. В конце концов, он действительно ничего не терял.
Как раз в момент примирительного рукопожатия дверь купе отъехала в сторону, и на пороге появились Рон и Гермиона. Старосты застыли на месте с примерно одинаковым выражением на лицах: в основном, благоговейного ужаса.
- Г-г-гарри… - сорвавшись на фальцет проговорил Рон.
- И я тоже очень рад тебя видеть, Уизли, - ехидно заметил Малфой, высвобождая свою руку из стальной хватки брюнета. – Однако, задерживаться здесь не намерен. Удачи, Поттер!
Махнув на прощание рукой, чрезвычайно довольный собой Драко вышел.

- Кажется, ты задолжал нам объяснения, Гарри Джеймс Поттер!

После окончания рассказа о последней неделе, проведённой в компании слизеринца, наступило тягостное молчание. Гермиона переваривала полученную информацию, а Рон просто выпал в осадок, пытаясь определить, что же теперь ему из-за всего этого думать о Малфое. С одной стороны, хорьку было верить нельзя, с другой… а что с другой? Вдруг это просто ловушка?!
- Гарри, хорьку верить нельзя! – наконец, озвучил свою мысль друг.
- А я и не верю, - хмыкнул брюнет, разворачивая шоколадную лягушку. – Я просто поддаюсь и жду, что будет дальше.
- Ты так и удара в спину дождаться можешь!! – возмутилась Гермиона.
- Герм, - неожиданно серьёзно заметил Гарри, - я попадаю в неприятности, потому что у них на меня нюх. Насколько внимательным бы я ни был, они всё равно найдут меня. К тому же, следить за Малфоем будет намного проще, если наши отношения будут иметь видимость хотя бы сносных.
За этим высказыванием последовала целая груда бессмысленных протестов, которые гриффиндорец со всей внимательностью выслушал, чтобы ничего не упустить, но уже заранее решив, что всё сделает по-своему. Гермиона, по всей видимости, это просекла и возражать перестала – голос берегла и нервы, а вот Рон не успокаивался ещё долго. Хотя потом всё равно выдохся, давая Гарри шикарную возможность сменить тему на менее раздражающую.

- Эй, ребята, посмотрите, что там творится! – влетевший в купе Невилл слоном пронёсся по предоставленному пространству и снова исчез в коридоре.
Удивлённо переглянувшись, друзья подхватились вслед за ним… прямиком в сторону части вагона слизеринцев.
- Как ты смеешь так с нами разговаривать, предатель! – громкий крик Забини и яркая красная вспышка.
- Предатель? Я, по крайней мере, умею думать! – о, а вот это уже вопли Малфоя.
Растолкав толпу гриффиндорцев, с интересом взирающих на уворачивающегося Серебряного Принца, Гарри вылетел вперёд и вытаращился вместе с остальными. Следующим заклинанием просвистело удвоенное инсендио, разбив окно и угодив в деревце. Критический осмотр Драко привёл Гарри к неутешительной мысли: хорёк устал, хорька надо спасать. Незаметно.
Только… как это сделать? Ткнув в бок Гермиону, Гарри уставился на неё своими самыми жалостливыми глазами а-ля щенок. Фыркнув, девушка достала палочку и тихо шепнула заклинание, на десять секунд затуманивая зрение всех присутствующих, кроме Малфоя. Этого времени хорьку вполне хватило для того, чтобы заклинанием связать нападавших слизеринцев и принять угрожающе гордый вид.
- Так вот, о чём это я? – задумался Малфой.
- Ты.. чёртов..
- Ах, да. Силенцио! А теперь объясняю популярно. Тёмный Лорд – это сумасшедший извращенец, к которому я не хочу иметь никакого отношения. Если кто-то из вас решил лизать ему задницу, то пожалуйста – вам проблем больше, но в школе я об этом слышать не желаю. Не место и не время. Ясно? – Малфой картинно вздохнул. – И уничтожительные взгляды были ему ответом!..
Лица гриффиндорцев выражали крайнюю степень удивления. Гарри улыбнулся и молча пошёл обратно в купе. По всей видимости, в этом году что-то сильно изменится…

Остальная часть поездки до Хогвартса прошла более-менее спокойно. Купе Золотого Трио ломилось от сладкого; остальные гриффиндорцы пребывали в возбуждённом состоянии, усваивая увиденное и перемалывая подробности; Малфой сидел в купе и удовлетворённо курил в приоткрытое окно; всё ещё связанные слизеринцы потеряли надежду освободиться, а сопровождавший это безобразие Снейп предавался размышлениям, строя в голове диаграммы возможного развития событий в будущем…


Глава 5


Авторитет в действии или "С кем ночует Драко Малфой?"

Гарри внимательно наблюдал за слизеринским столом. Младшекурсники не прекращая бубнили, а вот шестой и седьмой года настороженно молчали. Малфой же, казалось, чувствовал себя превосходно, чопорно ковыряясь в еде вилочкой и ножичком.
- Гарри! – Гермиона неприятно ткнула гриффиндорца в бок. – Перестань прожигать в Малфое дыры, пока этого никто, кроме меня, не заметил!
- Я вовсе не... – начал, было, оправдываться Гарри, но, поймав строгий взгляд Гермионы, замолчал, вздыхая и утыкаясь в тарелку. – Хорошо, я больше не буду.
Остаток праздничного ужина брюнет провёл в понуром молчании. Вокруг все переговаривались, выясняя, как кто провёл летние каникулы, и это только ухудшало настроение. Не рассказывать же о родственниках или неделе с Малфоем?.. Впрочем, эти семь дней как раз не были такими отвратительными, как остальное летнее время. В присутствии Малфоя Дурсли боялись даже чихнуть, так что более-менее оставили свои издевательства до будущего года, а прозябание в маленькой комнатке было не столь одиноким...
Выходя из Зала, Гарри всё же не удержался и украдкой обернулся в интересующую его сторону. Пойманный им взгляд Малфоя был... ехидным. Блондин заговорщицки ему подмигнул и отвернулся. Гарри вздрогнул и быстрым шагом направился в сторону гриффиндорской башни.

Драко остался в Большом Зале без Поттера. Теперь это было ощутимо как никогда. Старшекурсники словно ожили. Кто-то шептался и косился, кто-то кидал откровенно презрительные взгляды. Это раздражало, но было вполне терпимо. Более всего Драко интересовало, как ему теперь появиться в слизеринской гостиной. Точнее, как пройти через неё в свою комнату незамеченным.
Основной мыслью, конечно, было совершить обход в качестве старосты после отбоя и немного задержаться, чтобы однокурсники успели привести себя в порядок перед сном и улечься... собственно, так он и сделал.

Гарри не спалось. Мучили кошмары, и, казалось, голова разрывалась от боли в шраме.
Откинув полог и поднявшись с постели, гриффиндорец подошёл к окну и выглянул на улицу. Пейзаж поражал своей мрачностью: из-за облаков не было видно звёзд, только иногда проскальзывал тусклый лунный свет. Вдохнув, брюнет накинул мантию-невидимку прямо поверх пижамы и выскользнул вначале из спальни, а потом и из гостиной. Полная дама сонно пошевелилась на портрете и заразительно зевнула.
Гарри бесцельно бродил по коридорам, когда внезапно увидел прикорнувшего на подоконнике Малфоя. Блондин спал, прислонившись виском к стеклу и держа в руках учебник по трансфигурации, который собирался вот-вот упасть на пол. Подхватив книгу, Гарри присел на край подоконника и скинул мантию.
Малфой вздрогнул, открыл глаза и мутным взглядом посмотрел на гриффиндорца.
- Поттер? – сонно пробормотал он... потом вдруг вскинулся вскрикнул. – Поттер?! 50 баллов с...
- Только попробуй закончить эту фразу, и у тебя исчезнет твой, такой желаемый, авторитет, - рыкнул Гарри, впихивая в руки слизеринца спасённый учебник.
- Что ты тут делаешь? – переключился Малфой.
- Гуляю, не видно? Мне вот больше интересно, почему ты спишь здесь, а не в своей комнате старосты.
- Не твоё дело, - огрызнулся блондин и спустил ноги на пол. – Иди, куда гулял.
- Да я, может, именно сюда и шёл, чтобы задать тебе этот самый вопрос, - усмехнулся собеседник. – Рассказывай уже, не укушу.
Малфой скептически приподнял левую бровь, но всё-таки сподобился ответить:
- Слизеринская гостиная наполнена старшекурсниками до поздней ночи, а мне совсем не хочется оставаться с ними наедине.
- Хочешь сказать, что никто... гм... на твоей стороне никого нет?
- Пока – нет, - с упором на первое слово ответил Драко. – Так что я вынужден некоторое время проводить за пределами факультетских помещений.
- И что же, - удивился Гарри, - ты так собираешься до конца года ночевать?
- Слушай, Поттер! – Драко медленно закипал. – Тебя это не касается! Какого чёрта ты вообще задаёшь мне все эти вопросы?! Я тебе что...
- Я могу тебе помочь, - неожиданно даже для себя произнёс Гарри.
- Что? – недоумённо проговорил Драко.
- Я могу помочь тебе проходить в гостиную Слизерина совершенно незаметно, - серьёзно ответил Поттер.
- Это как же, интересно знать? – почти с вызовом спросил блондин.
- Вот, - Гарри показал слизеринцу мантию.
- Мантия-невидимка! – Малфой подпрыгнул сидя и резко подался вперёд. – Откуда у тебя такое чудо?!
- От отца, он оставил мне...
Драко замер и внимательно вгляделся в спокойное лицо гриффиндорца.
- Ты что, хочешь дать её... мне?!
- Ну да.
- А если я стану использовать её против тебя?
- А ты станешь?
- Нет, но...
- Вот и всё. Я дам её тебе, но при двух условиях: ни одна живая душа, тем более, из Слизерина, не должна узнать о мантии и ты должен возвращать мне её в субботу утром или сразу, как только я этого потребую.
- Хорошо...
Гарри поднялся с подоконника, оставляя мантию в руках Малфоя, и направился назад, в гриффиндорскую башню. На самом деле, брюнету было тяжело расставаться с этой вещью даже на недолгое время. И скорее не потому, что она была необходима ему (с картой мародеров вполне можно было избежать нежелательных встреч), а потому, что памяти о родителях осталось не так много... И сам гриффиндорец не мог объяснить своего поведения, так что просто решил, что пора бы уже обо всём поговорить с Сириусом... камины – это очень удобно.

Драко накинул мантию и направился в свою комнату. В гостиной ещё сидели Нотт и Забини. Оба молчали и медленно пили вино, которое Блейз каждый год умудрялся провозить в Хогвартс, несмотря ни на какие защитные заклинания. Более чем унылая картина, надо заметить. Драко даже передёрнуло от мрачности и напряжённости в комнате.
Решив не привлекать внимание дыханием, которое в такой тишине могло показаться оглушающим, Драко прошёл в свою спальню.

- Так как, что ты думаешь, Сириус? – настороженно спросил Гарри. Выражение лица крёстного было нечитаемо.
- Думаю, что ты слишком неосторожен, Гарри, - хмуро ответил Бродяга. – Я бы на твоём месте из-за всего этого не верил Малфою вдвойне. Слишком уж просто у вас ненависть в дружбу перешла.
- Мы не друзья! – возмутился Гарри. – Просто сотрудничество. Чем больше людей на стороне Ордена, тем лучше! А если это будут дети тех, кто на стороне врага... ещё лучше...
- Гарри, ты становишься расчетливым, - улыбнулся Сириус. – Но я на твоём месте всё равно держал бы ухо в остро.
- Ты, случайно с Моуди не переобщался? – засмеялся гриффиндорец. – Не всегда всё так кошмарно, как он говорит.
- Как знаешь, Гарри, это твоё дело, но я хочу, чтобы ты писал мне каждые два дня обо всём, что у тебя происходит, чтобы я не волновался. Ясно?
- Конечно, Сириус, договорились!

Утром весь Хогвартс обсуждал, где мог ночевать Малфой. Вариантов было много. Кто-то говорил, что слизеринец скрывается у Снейпа, кто-то считал, что задумывает очередную гадость для Золотого Трио и т.д. Однако самой популярной была версия с новой пассией, с которой шустрый блондинчик уже проводит ночи. Именно поэтому практически все девушки жужжали, словно осиный рой, перемывая косточки всем и вся, пытаясь выяснить, кто нравится Слизеринскому Принцу.
- Вообще-то, - внезапно заявил Симус, - я не думаю, что Малфою нравится хоть одна девушка в школе.
- Мм? Почему ты так думаешь? – удивилась Джинни, усаживаясь рядом с Гарри.
- Ну хотя бы потому, что ему нравятся парни, - усмехнулся Финиган.
Гарри надрывно закашлялся и Рон постучал его по спине:
- Ты что, смеёшься? – возмутился Уизли. – Мистер Я-Самый-Чистокровный-Я-Сделаю-Наследника – гей?!
- Не знаю, понимает ли он это сам, но иногда заглядывается. Рыбак рыбака видит издалека, - подмигнул присутствующим Симус.
- И на кого же он обращает внимание, а? – не без любопытства поинтересовалась Гермиона.
Симус самодовольно усмехнулся и промолчал.
- На самом деле, - сказал он, улыбаясь, - каждый десятый ученик этой школы потенциально гей, каждый двадцатый заглядывается иногда на представителей своего пола, каждый тридцатый это осознаёт, а каждый сотый признаёт. Таким образом, у нас всего 3 открытые гей-пары.
Знаете, чем мне нравится магический мир? Тем, что здесь «неправильными» однополые отношения считаются только среди чистокровных, потому что им наследники нужны позарез.

Стол погрузился в задумчивое молчание. Впервые гриффиндорцы ни словом не обмолвились до самого конца завтрака. Именно это и привело профессора Снейпа в тихий ужас. Перед глазами зельевара уже проплывали картинки последствий коварных планов, которые обмозговывали в тот момент за гриффиндорским столом. Вздрогнув от воображаемых проблем, Северус резко встал и покинул Зал – берёг чуткие шпионские нервы.


Глава 6


«Давайте жить вместе… ой, то есть дружно… в смысле, и то, и другое!»

На Чары, стоявшие в расписании первым уроком, Гарри не попал. Профессор Флитвик отправил гриффиндорца к директору ещё до того, как он переступил порог классной комнаты. Развернувшись на 180 градусов, Поттер тут же впечатался кому-то в грудь. Автоматические извинения, которые выдал брюнет растерянно-задумчивым голосом, по всей видимости, не устроили пострадавшего.
- Поттер, куда это ты собрался прямо перед уроком? – раздался возмущённый голос Драко.
Гарри вздрогнул и поднял глаза, ловя хмурый взгляд Малфоя. Видеть слизеринца без свиты было довольно странно, но, надо заметить, весьма приятно.
- К Дамблдору.
- И зачем же, интересно? – глаза Малфоя опасно сверкнули.
- Во-первых, я не знаю. Во-вторых, если бы и знал, вряд ли бы сказал, потому что не обязан перед тобой отчитываться.
Блондин уже собирался ответить на это нечто сложно-злобное, но Гарри вдруг обворожительно ему улыбнулся. Вздрогнув от такой резкой перемены, Драко непонимающе смотрел на своего школьного врага…
- Э.. Поттер?
- Успокойся, Малфой, - прошептал брюнет. – Я адекватен, никто не сошёл с ума. Просто только что за твоей спиной в класс прошли слизеринцы. А мы же, вроде как, создаём видимость хороших отношений, так?
С этими словами Гарри улыбнулся во второй раз и, не дожидаясь ответа, пошёл в сторону кабинета директора.

Гарри застал директора стоящим около стола и болтающим о чём-то с фениксом. Фоукс казался несколько раздражённым. Это заставило Гарри улыбнуться.
- Доброе утро, профессор Дамблдор, - произнёс Поттер.
- Здравствуй, мой мальчик, - директор обернулся и направился к креслу. – Проходи, присаживайся. Я хотел поговорить с тобой.
Гарри вопросительно посмотрел на Дамблдора.
- Недавно Орден получил информацию, что некоторые студенты-слизеринцы были представлены этим летом Тому Риддлу. Они получили задание убить меня.
- Что?! – Гарри был в шоке. Никогда раньше директор не говорил с ним настолько прямо. Хотя сама новость была не такой уж и новой.
- Я заметил, что вы с юным Малфоем в этом году стали гораздо терпимее друг к другу... и у меня есть к тебе просьба.
Гарри заёрзал на своём месте, почувствовав зыбкую почву.
- Я бы хотел, чтобы вы выяснили, кто эти студенты.
- Профессор...
- Гарри, - остановил его Дамблдор, - вы будете не одни. Кроме вас об этом хорошо осведомлён профессор Снейп. Можете идти к нему с любыми просьбами и вопросами.
Брюнет хмуро покосился на профессора из-под чёлки. Более мрачного взгляда у него быть не могло.
- А для того, чтобы мистер Малфой скорее согласился, мы, пожалуй, переселим тебя в его комнату.
- Чтооооо?! В подземелья?! Ни за что! – Гарри вскочил на ноги, подаваясь вперёд и нависая над директором. – Я никогда не перееду туда! Я могу уговорить Малфоя и без этого, он мне кое-что должен, и...
- Мистер Поттер, - голос Северуса Снейпа, появившегося откуда-то справа, прозвучал до противного отстранённо. – Сядьте.
Спорить с нелюбимым преподавателем совершенно не хотелось, он выглядел весьма угрожающе. Впрочем, на самом деле, внутренне, зельевар кривился, закатывал глаза и зевал. Но этого проклятому гриффиндорцу, как считал Северус, знать совершенно не обязательно.
- Усилия станут гораздо эффективнее, если вы будете жить в подземельях, хотя я от этого тоже совершенно не восторге. Одно ваше присутствие может спровоцировать студентов на необдуманные действия.
Гарри утробно зарычал и выскочил из кабинета, словно ошпаренный.

- Ни за что! – вскричал Рон вечером в гостиной. – Ты не станешь жить с этим, мерзким, скользким, противным...
- Прекратите немедленно, - Гермиона произнесла это очень тихо, но Рон внезапно заткнулся. – Снейп прав. Если Гарри переедет, будет больше толку.
- Что?! – Уизли затрясло. – Да как ты можешь, Гермиона! Мы же говорим о Гарри!
- Вот именно. А ещё это профессор Дамблдор. Почему-то ты забываешь, что речь идёт о его жизни!
Рон поражённо замер, а Поттер лишь в очередной раз нахмурился.
Наступило молчание. Гарри тщательно перебирал в голове варианты, но ничего умного не приходило. В принципе, в жизни рядом с Малфоем гриффиндорец трагедии не усматривал. В конце концов, та неделя у Дурслей была более чем сносной. Но он так давно не видел друзей… к тому же, это всё-таки чёртовы подземелья! Там же топа слизеринцев! Гарри внутренне содрогнулся, представив себе, как делает домашнее задание в окружении… но ничего не поделать.
- Гарри, - в гостиную вошла Парвати, нарушив липкую тишину, - Там тебя Малфой спрашивает. У входа.
Рон рванулся, было, "вломить хорьку", но Гермиона вцепилась ему в рукав, позволяя Гарри спокойно выйти из гостиной.
- Малфой?
- Нет, Поттер, это Мерлин. Какого чёрта в моей комнате генеральная перестановка?! Нет, я, конечно, помню уговор про хорошее отношение, но это же всякие границы переходит! Объяснись. Немедленно!
- Со всеми вопросами – к Дамблдору! – огрызнулся Гарри, затем подумал и прибавил. – Или Снейпу. Разве они ничего тебе не рассказали?
Кажется, у Малфоя задёргался глаз…
- Ах, вот, значит, как! Любименького Золотого Мальчика мы информируем, спрашиваем, а на меня плевать?! Домовые эльфы преспокойно могут зайти прямо ко мне в душ и начать перестраивать ванную!
Гарри согнуло пополам от истерического хохота:
- Ты… что… - покатывался от смеха Гарри, - был… в душе, когда… они пришли?!!!
Малфой негодующе развёл руками и злобно рыкнул:
- Так ты объяснишь мне, что происходит?!
Гарри резко посерьёзнел.
- Это не коридорный разговор. Пошли, - Гарри цапнул за рукав не успевшего сориентироваться Малфоя и втащил в гостиную.
На них сразу же уставились четыре пары глаз. Удивлённые – Парвати, напуганные – Невилла, разозлено-негодующие – Рона и понимающие – Гермионы. Последнее выражение ему не понравилось особенно. Малфою, кажется, тоже, потому что его уже открывшийся для гневной тирады рот захлопнулся, едва он увидел Гермиону.
Дотащив слизеринца до спальни мальчиков, Гарри распахнул дверь и резко замер на пороге.
- Ого, - усмехнулся Драко, - как у вас тут весело…
Ближайшая кровать жалобно скрипнула, и из-под одеяла показались две взъерошенные головы: Симуса и Дина.
- Ой! – вскрикнул Финниган и снова спрятался под Томасом, залившись ярко-вишнёвым румянцем.
- Гарри, ты бы стучался, что ли, иногда, - укоризненно проговорил Дин и задёрнул полог, накладывая заглушающее.
- Мда, - Драко с интересом уставился на спокойного Поттера, кажется, привыкшего к подобным сценам. – Ну так что?
Гарри устроился на краю кровати и предложил Малфою последовать его примеру. Тот с минуту колебался, а потом очень аккуратно, словно боясь испачкаться, сел.
- Волдеморт… о, пожалуйста, эти вздрагивания выглядят очень глупо. В общем, ублюдок перепоручил твоё задание. Помнишь, ты говорил про убийство Дамблдора?
Драко кивнул.
- Это кто-то из слизеринцев. Дамблдор и Снейп заставляют меня переехать к тебе, чтобы мы выяснили, кто конкретно.
- Замечательно просто! И как мы это сделаем?! Я не намерен подставляться лишний раз из-за старого маразматика!
- Малфой! А ну заткнись, - Гарри почти перешёл на парселтанг, и Драко в срочном порядке сдал свои позиции, поднимая руки:
- Уже молчу!
Гарри выдохнул.
- В общем, так. Я переезжаю в чёртовы подземелья, потому что это может помочь. И, Мерлин тебя упаси хоть в чём-то мне помешать. Всё ясно?
Малфой хмуро посмотрел на гриффиндорца из-под пушистых ресниц и, гордо вздёрнув острый носик, поднялся с постели.
- Ну и когда ты «осчастливишь» меня своим прибытием?
- Ночевать я буду уже в подземельях.
Как раз на этой «радостной» ноте заглушающая сфера лопнула, полог откинули.
- Ну что, голубки, на ужин идём? – поинтересовался уже одетый Дин.
«Голубков» так отчётливо передёрнуло, что причёсывающийся Симус усмехнулся.
- До вечера, Поттер, - Малфой испарился из комнаты за секунду.
- Чего это он? – удивился Дин.
Гарри только пожал плечами.

Вечером того же дня совершенно очумевшие слизеринцы наблюдали, как в личные комнаты Малфоя въезжает гриффиндорец. Нет, не просто гриффиндорец. Гарри Поттер.
Снейп наблюдал за представлением из самого тёмного угла, откуда его не было видно, и мысленно рвал на себе волосы. Это ж надо… Поттер – в Слизерине. Куда катится мир?.. Глубоко вздохнув и глотнув успокоительного зелья, профессор эффектно взмахнул полами мантии и скрылся в проёме потайного хода. Ему ещё предстояло подумать и решить, как вести себя с несносным мальчишкой, чтобы слизеринцы не замуровали его в стене собственной гостиной в ближайшее время…

@темы: фанфик, низкий рейтинг, макси, закончен, гарри\драко, Гарри Поттер

URL
Комментарии
2011-08-29 в 22:06 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 7


Сегодня главка чуть побольше, приятного прочтения =)

Пройти по гостиной Слизерина Гарри было нетрудно. Бодрый шаг, высоко поднятая голова, лицо кирпичом. Но совсем другое дело – их общие с Малфоем комнаты. Только когда портрет за его спиной захлопнулся, гриффиндорец внезапно понял, почему ему будет сложно здесь жить. В доме Дурслей он всегда ощущал себя чужаком, а в Хогвартсе – напротив, легко и уютно. Даже в самые тяжёлые времена. Но Гриффиндор... его убежище... теперь он лишился его. Он не мог быть спокоен нигде.
Малфой сидел на диване спиной ко входу, поджав под себя ноги и сосредоточившись на какой-то книге. Гарри тяжело вздохнул и тоже уселся. На приличном расстоянии, конечно.
- Поттер? – позвал Малфой, не поднимая глаз от строчек.
- Мм? – Гарри не мигая смотрел на огонь в камине.
- Как мы объясним всё это?
Гарри задумался. И, правда, как? Раньше он как-то об этом не подумал...
- О, ну просто замечательно, - фыркнул Драко, заметив у собеседника выражение полной растерянности. – Этого твой замечательный директор с тобой не обсуждал... А ты знаешь, что общие комнаты студентам разных Домов даются только в двух случаях?
Брюнет напрягся. Интуиция подсказывала, что ничего приятного он сейчас не услышит...
- И это?
- Если они женаты или обручены, - припечатал блондин.
- Что?! – гриффиндорец потрясённо уставился на Малфоя.
- Повторить для особо одарённых? – рыкнул слизеринец. – Дамблдор нас, как временный опекун, ибо именно школа несёт сейчас ответственность за все наши действия, только что заведомо обручил!
- Не может быть, - убеждённо произнёс Гарри. – Он бы никогда так не поступил.
- Да, а как он обойдёт правила, составленные ещё Основателями? Если он назовёт истинную причину твоего переселения, то во всём этом смысла не будет. Слизеринцы народ сообразительный в подобных вопросах. Они сразу станут тише воды ниже травы.
- То есть ты хочешь сказать...
- Завтра в Большом Зале объявим о помолвке, - невозмутимый ответ.
Гарри хватал ртом воздух и долго не мог что-либо проговорить...
- Ни за что! – наконец справился с собой гриффиндорец и громко хлопнул дверью в свою спальню.
- Поттер, - раздался спокойный голос Малфоя, - когда я говорил об обручении, то подразумевал фиктивные отношения, а не делал тебе предложение, так что покинь, пожалуйста, мою комнату. Твоя - с другой стороны...

Ночью Гарри спал очень плохо: всё время ворочался, пытался понять, что делать с этой невыносимой ситуацией и оглядывал комнату: шкаф-стол-стул-огромная кровать. Около четырёх утра Гарри решил, что идея с обручением не такая уж и глупая. В конце концов, помолвку довольно просто разорвать, как только всё закончится, а уж с друзьями-то он объяснится просто. К тому же, Гермиона, скорее всего, уже давно поняла, к чему такой переезд приведёт. И ведь ничего же не сказала! Но об этом Гарри думать было уже тяжело. Он слишком устал.

- Доброе утро, - пробормотал Гарри, выходя в гостиную и сонно протирая глаза. Будильник в этих комнатах был установлен на довольно раннее время. Гораздо раньше, чем гриффиндорец привык подниматься.
- Доброе, - усмехнулся Малфой, замечая состояние Поттера.
Одновременно взявшись за ручки, они открыли двери в ванные комнаты, и так и замерли. Ванная была одна. Хоть и с двумя душевыми кабинками. Малфой вдруг представил свою реакцию на обнажённого Поттера, а он не сомневался, что таковая последует и будет очень ощутимой, учитывая квиддичную историю брюнета, и безапелляционно заявил:
- В душ по очереди, выметайся, я первый.
Гарри пожал плечами и вышел. Всё равно ему было некуда торопиться...

Драко вышел через полчаса и обнаружил Поттера свернувшимся на диване калачиком и тихонько посапывающим в сложенные под щекой ладошки.
- Мда, видимо, сова, - хохотнул Малфой, а затем вдруг стянул с головы полотенце и выжал воду прямо на Золотого Мальчика.
Гарри резко подхватился, неаккуратно взмахнув руками и сильно заехав Малфою в живот.
- Сука! – согнулся Малфой, одной рукой хватаясь за пострадавшее место, а другой цепляясь за гредушку дивана.
- О, так ванная освободилась, - не обращая на него внимания произнёс Гарри. – Кстати, я подумал. Объявим о помолвке сегодня во время завтрака.
И Гарри исчез в ванной, оставляя Драко в полном недоумении. Блондин сел на диван и крепко задумался. Кажется, жизнь с Поттером будет веселее, чем он подозревал.

Подниматься утром в Большой Зал из Подземелий было немного дико. Хорошо, что мальчики опаздывали на завтрак и встречные ученики не падали в обморок от картинки: «Поттер и Малфой идут рядом, не ругаясь».
- А с чего ты вообще взял, что нам поверят? – нахмурился Гарри. – Вот я бы, например, решил, что это полный бред и долго смеялся.
- Есть план, - коротко ответил Драко.

URL
2011-08-29 в 22:06 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Под пристальными взглядами в Большом Зале Гарри стало неуютно. Ну раздражает его такое внимание. Раз-дра-жа-ет! Малфой же чувствовал себя великолепно. Громким, хорошо поставленным голосом он объявлял о помолвке между ним и Гарри, который даже не особенно слушал. Затем на палец гриффиндорца скользнуло нечто холодное, а губ легко коснулись чужие. Как раз в этот момент мозг брюнета внезапно перезагрузился, и, вздрогнув, Поттер очнулся.
Выражение на лицах всех присутствующих было одинаково ошеломлённым. Только за преподавательским столом мнения разделились. Дамблдор посмеивался в бороду, Снейп зевнул (внутренне содрогаясь), МакГоногалл закатывала глаза, демонстрируя готовность упасть в обморок, остальные присоединились к ученикам.
Гарри хотел, было, залиться краской раздражения, на Малфоя, естественно, но тот цапнул его за талию и потащил к слизеринскому столу.
- Эй! – тихо возмутился Поттер и отдёрнулся. – Я не собираюсь есть с твоими змеями, хватит и того, что я живу рядом с ними!
С этими словами Гарри развернулся и пошёл к гриффиндорцам.
Заняв своё место, брюнет нервно огляделся. Однокурсники смотрели на него несколько... испуганно.
- Г-гарри... - начал Невилл, но Дин его перебил:
- Знаешь, после того инцидента, когда вы застукали нас с Симусом, я так и понял, что что-то тут нечисто, - парень широко улыбнулся и притянул к себе Симуса за шею. - Наши поздравления!
- Да, Гарри, чего-то подобного я и ожидала, - легко улыбнулась Гермиона.
Вокруг раздавались поздравления, заверения, что все так и знали, что с самого начала была видна показушность этой ненависти... А Гарри оставалось только вздыхать. Он поднял глаза на слизеринский стол. Малфой поймал его взгляд... и вдруг подмигнул. Не успел Гарри осознать этот шокирующий факт, как Рон вскочил со своего места и вышел из Зала, хлопнув тяжёлыми дверями.
Гарри снова вздохнул. Рон никогда не поймёт, даже если это всего лишь фикция.
- Всё будет хорошо, Гарри, - Гермиона сжала его руку под столом и выдала ободряющую улыбку. – Я всё поняла, я объясню ему, что произошло.
- Спасибо, Гермиона, меня он сейчас слушать не станет.
- Это уж точно, - хмыкнула подруга.

Драко очень внимательно следил за реакцией Зала на представление. Слизеринцы, как и ожидалось, постоянно хмурились и почти не перетирали новость. В конце концов, они успели всё обсудить в спальнях ещё прошлым вечером и ожидали чего-то подобного наутро. Менее сообразительные гриффиндорцы, по всей видимости, не догадались спросить, какого чёрта их Золотой Мальчик уходит из башни с вещами перед отбоем, так что выглядели несколько ошалевшими. Припадочный Уизел и вовсе выскочил, как ошпаренный. У Хаффлпафцев и Рэйвенкловцев нервно подёргивались у кого левый, у кого правый глаза.
Совершенно удовлетворённый эффектом блондин принялся медленно и с упоением нарезать мясо на своей тарелке.

Гарри возвращался с прорицаний, когда за рукав его поймала Джинни и увела в сторону. Немного робко улыбнувшись, девушка дотронулась кончиками пальцев до руки гриффиндорца:
- Гарри… то, что произошло в Большом Зале, было несколько… неожиданно, что ли…
Брюнет уже открыл рот, чтобы объясниться, но девушка приложила к его губам тонкую ладошку.
- Не стоит, - произнесла она. – Ты мне очень нравишься, Гарри, и я очень прошу тебя подумать. Разве может этот нахальный холодный слизеринец дать тебе то, что могу я, мм? Тепло, заботу, уют... дом?
Девушка отодвинула руку и мягко дотронулась своими губами до губ Гарри.
Внезапно Гарри был выдернут из цепких коготков Джинни и буквально пришпилен к стене. Перед глазами маячила спина Малфоя.
- Не тебе, Уизли, - блондин почти рычал, - решать, что я могу, а что нет! Ещё раз подойдёшь к нему, никакие щиты не помогут!
С этими словами взбешённый Драко схватил Поттера за руку и потащил в подземелья. Гарри был несколько ошарашен. Причём, не только поведением Малфоя, но и Джинни. А окончательно добивало то, что реакция слизеринца была... приятна?! На этой мысли Гарри вынесло в «астрал».
Перед входом в слизеринскую гостиную Драко внезапно свернул, чуть не впечатав бедного Поттера в угол, который тот обогнул лишь чудом, затем толкнул в нишу перед одним из кабинетов и навис сверху.
- Какого хрена, Поттер?!
- Мм? – гриффиндорец выглядел растерянным.
- Какого хрена, я тебя спрашиваю, ты лизался с мелкой Уизли?!!
Гарри растерянно хлопал глазами, и это выбешивало Малфоя вдвойне.
- Да будет тебе известно, что сегодня утром мы, между прочим, при свидетелях, объявили о помолвке, которую утвердил Дамблдор, переселив тебя ко мне. Официально. А это накладывает некоторые обязательства. Не изменять своему будущему мужу, к примеру.
- Да какой ты мне будущий муж? – резонно возмутился Гарри, отталкивая Малфоя и вылезая из ниши. - Так, одно название.
- Ничего, этого названия вполне достаточно, чтобы запретить тебе портить мою репутацию. Неужели ты считаешь, что я бы позволил жениху увиваться за гриффиндорскими юбками?
- О, значит, за слизеринскими, рэйвенкловскими и хаффлпафскими можно? – хохотнул брюнет.
- Послушай, Поттер... – начал очередную гневную тираду Малфой, но был прерван неожиданно серьёзным тоном гриффиндорца.
- Нет, это ты послушай. Я буду делать, что хочу, с кем хочу, где хочу и когда хочу. И никакой фиктивный жених мне, уж точно, не помеха. Ты можешь орать, топать ногами, жаловаться Снейпу... да хоть захлебнуться собственным ядом. Мне совершенно без разницы. Уяснил?
Не дожидаясь ответа от несколько удивлённого Малфоя, Гарри направился ко входу в гостиную. И хотя гриффиндорец прекрасно знал, что больше не позволит Джинни или кому бы то ни было ещё прикоснуться к себе, по крайней мере, пока не закончится кошмар с обручением, он хорошо понимал: Малфоя надо было поставить на место. Желательно, на хорошо обозреваемое и легко расстреливаемое...

Профессор Снейп как раз находился в одном из старых классов зельеварения – искал книгу с рецептами сильнейших сонных зелий для профессора Спраут, у которой недавно появилась изматывающая бессонница, когда за дверью послышались подозрительно знакомые голоса.
Внимательно выслушав информацию, Северус вздохнул и присел на парту.
«Кажется, Драко влип в историю... Судя по последней фразе, нас ждёт Светлый Тёмный Лорд. Магическая Британия не выдержит такого конфуза...», - подумалось профессору.
Вздохнув ещё раз, Снейп продолжил копаться в фолиантах, попутно прикидывая, кого убить, чтобы не победил Волдеморт, и как убиться после того, как победит Поттер...

URL
2011-08-29 в 22:07 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 8


Драко сидел на кровати и рассматривал плакат «Сорок», висевший на двери. Вот загонщики, смеющиеся и раз за разом спрыгивающие с мётел на землю, вот один из охотников весело ерошит чёрные волосы ловца, крепко сжимающего снитч... На секунду на месте любимого игрока Драко почудился Поттер...
Блондин резко вздрогнул, тяжело выдохнул и отвернулся, ныряя носом в подушку. Проклятый Поттер. Проклятый Поттер повсюду. Нигде от него нет спасения, даже в собственной комнате. Даже в собственной голове! Виски ломило нещадно, и Драко ещё глубже зарылся в тёплую мягкую ткань, уже засыпая.

После завтрака Гарри спустился в подземелья, так как забыл кое-какие учебники, но, когда брюнет оказался в своей комнате, то всё внутри оказалось перевёрнуто. Постельное бельё, книги, одежда... всё было разбросано по полу. Гарри мысленно похвалил себя за сообразительность: мантию и карту он пока оставил в башне. Быстро распихивая вещи по местам, Гарри медленно закипал. На роль злоумышленника, естественно, лучше всех подходила кандидатура Малфоя: только у него есть пароль от комнат, а их отношения никогда не были даже сносными. И Малфой явно что-то искал. Только вот нашёл ли? А, главное, что именно?

На зелья, само собой, Гарри опоздал, что Снейп отпраздновал снятием пятнадцати баллов с Гриффиндора – по количеству пропущенных Поттером минут. Усевшись рядом с Гермионой, Гарри быстро рассказал подруге о том, что произошло в комнате.
- Отработка сегодня в семь, мистер Поттер, - устало отозвался профессор, дописывая на доске рецепт зелья. – И поменяйтесь местами с Драко Малфоем. Возможно, соседство с мистером Забини хоть ненадолго освободит мой слух от вашего бормотания.
Драко злобно зыркнул на Поттера, показывая, что данным решением профессор ещё и его наказал. Проигнорировав недовольство блондина, Гарри молча собрал учебники.
Зелье с Забини не клеилось, Гарри никак не мог сосредоточиться на задании и всё время бросал внимательные взгляды на блондина.
- Поттер, бесполезное ты создание! Хватит прожигать дыры в спине Драко. Обрати, наконец, внимание на рецепт, ты постоянно сбиваешься!
- А? Да, сейчас...

- Мистер Малфой, замечательно, - Снейп заглянул в их с Гермионой котёл и похвалил исключительно любимого студента.
- Мистер Поттер, вы превзошли самого себя. Я ещё никогда в жизни не видел настолько кошмарно приготовленное зелье. Десять баллов с Гриффиндора.
Замечательно, минус двадцать пять баллов за урок. Остаётся надежда, что брюнет отработает их на ЗОТС.

Когда из класса уже вышли все, кроме Драко и Поттера, Гарри поймал насмешливый взгляд Малфоя.
Зря. Очень зря Драко так поступил. Золотой Мальчик мгновенно вышел из себя. Схватив блондина за руку, Поттер выволок его в коридор – подальше от ушей Снейпа и почти швырнул к ближайшей стене.
- Какого чёрта, Малфой! Тебе заняться, что ли, нечем?!! Зачем ты перерыл мою комнату?! Что тебе там понадобилось?
- Аа?! – Драко откровенно недоумевал. Бешеный гриффиндорец кричал на него, ругался, размахивал руками, ничего толком не объясняя.
- Ну?!
- Да что тебе вообще нужно! Я не понимаю!
- Ах, не понимаешь?! – Поттер схватил блондина за руку и потащил в комнаты.
- Эй, куда?! Мы опоздаем на трансфигурацию!
- Ничего, переживёшь!

Увидев беспорядок в комнате Поттера, Драко на секунду опешил.
- Ну, на самом деле, всё не так уж страшно... немного неубрано и только.
- Я поздно пришёл на зелья, потому что пытался хоть как-то привести здесь всё в порядок.
- О, ясно, - Поттер уже немного успокоился, а Драко не знал, что сказать, поэтому наступила тишина. Чтобы хоть как-то заполнить неловкое молчание, блондин негромко произнёс, - Это не я...
- Уже понял, - брюнет выглядел озадаченным и, пожалуй... расстроенным?.. Ну да, конечно, спихнуть всё на Драко было самым простым и, скорее всего, самым безопасным.
Блондин вышел из комнаты Поттера и направился к портрету около входа в их с гриффиндорцем гостиную.
- Леди Даяна?
Женщина на картине, высокая яркая брюнетка с огромными карими глазами, оторвалась от своей книги и обратила внимание на слизеринца.
- Не могли бы вы подсказать, кто проходил в комнаты в промежутке между завтраком и началом первого урока?
- Никто, кроме Гарри Поттера, Драко, - серьёзно ответила Даяна.
- Вы абсолютно в этом уверены? – встрял Гарри.
- Я картина, мистер Поттер, но вовсе не умалишённая, - фыркнула леди и вновь принялась за чтение.
Гарри немного покраснел, постыдившись своего поведения, на что Малфой лишь усмехнулся.
- Думаю, нам стоит поговорить с Дамблдором, - заявил Драко.
- Нет, нечего беспокоить профессора по пустякам. Это наше дело...
- Ничего подобного!
- Хорошо. И что ты предлагаешь ему сказать? Мы ничего не понимаем и ничего не можем сделать, удачи в поисках юных Пожирателей, сэр? А тебе не кажется, что прошло ещё слишком мало времени, чтобы вот так легко сдаться?
Малфой насупился и прислонился к стене.
- Тогда что мы будем делать?
- Для начала было бы неплохо узнать, как гипотетический злоумышленник попал к нам в комнаты. Я успел рассказать Гермионе на Зельях о произошедшем, и она обещала поискать что-нибудь о лазейках в защите комнат.
- То есть, ждём?
- Да.
- Прекрасно, теперь я могу пойти на урок?

На ужине Рон и Джинни отгородились от Гарри десятью однокурсниками, только чтобы не видеть и не слышать. Гермиона же, напротив, села рядом и пребывала в постоянной задумчивости, видимо, мысленно ещё не вернулась из библиотеки.
- Гарри, а вы с Малфоем уже спали вместе? – внезапно спросил Дин.
- Аааа?! – гриффиндорец подскочил на месте и бросил затравленный взгляд на слизеринский стол. – Естественно, нет!
- Да ну, вот это как раз совершенно неестественно, - замечает Корнер. – Вы же обручены! В чистокровных семьях, как у Малфоя принято «пробовать» невесту перед свадьбой, во время помолвки.
- Что за бред?! – возмутился Поттер. – Разве невеста не должна быть девственницей?..
- Во-первых, Гарри, не должна, - с улыбкой заметила Гермиона. – А, во-вторых, мне показалось или ты только что признал себя «невестой»?
- И девственником! – хихикнул Симус.
- Да ну вас к Мерлиновой матери! – рыкнул красный, как рак Гарри.
- Вот именно, - за спиной прозвучал знакомый тягучий, словно ириска, голос. – Это только наше дело. Правда, Гарри?..
Руки Малфоя легко обвились вокруг плеч «жениха», и тёплое дыхание мазнуло по щеке. Гарри легонько кивнул.
- Не дрожи так, всё испортишь, - шёпот Гермионы рядом.
Аккуратно отцепив от себя руки Малфоя, Гарри встал из-за стола и со всеми попрощался, уходя из Большого Зала за Драко. Это было такое странное чувство... словно Гарри всё-таки вернулся домой. На секунду даже показалось, что Подземелья не так уж ужасны, что жить рядом со своим «уже не врагом» довольно неплохо. Или прошло мало времени?

Северус Снейп наблюдал за спинами Малфоя и Поттера с непередаваемо мрачным выражением. Дамблдор заметил террористические настрои профессора, у Гарри ведь отработка, и содрогнулся.
- Северус, зайди ко мне после ужина?
Снейп кивнул и мысленно запустил в директора инсендио. Если бы не было столько свидетелей, заклятие могло бы легко сорваться с палочки. Всё равно этому старому интригану, кроме Авады, ничего не грозит...
Снейп поспешил ретироваться из Зала, чтобы потом «случайно забыть», что Дамблдор его вызывал...

URL
2011-08-29 в 22:08 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 9


Внимание!! Пара «лишних» героев.

Вечером Снейп заставил Гарри выполнить все виды работ, на которые только хватало его фантазии, заточенной на истинное зло. Все два часа профессор провёл за столом, проверяя контрольные и параллельно контролируя действия Гарри, а после ещё остался недоволен и снял десять баллов за «не поддающуюся никакому описанию неуклюжесть».
Гриффиндорец вполз в комнаты, с трудом передвигая ноги, и упал на ковёр прямо посреди их с Драко гостиной как раз в тот момент, когда Малфой выходил из ванной.
- Как отработка? – усмехнулся слизеринец, перешагивая брюнета, и уселся на диване по-турецки с книжкой по прорицаниям.
- Замечательно, - проворчал Поттер, всё ещё не в силах пошевелиться.
- Добби, - на этом имени Драко неприязненно поморщился, - принёс тебе печенье. У вас особые отношения?
- Ну не знаю, какие особые отношения связывают с эльфами ТЕБЯ, но Добби просто старается меня защитить.
- Принося печенье? – хмыкнул блондин.
- Ну, у него всегда было своеобразное представление о том, как защищать...
Гарри бросил взгляд на Малфоя, ожидая подколки, но слизеринец уже уткнулся в книгу и, вероятно, ничего даже не слышал. Вздохнув, Поттер поплёлся в ванную.

- Поттер!
Драко стучал в дверь ванной уже около пятнадцати минут, но гриффиндорец даже не отзывался. Слизеринец, раздражался, периодически громыхая кулачком о дверку, но результат оставался неизменно нулевым.
- Поттер, Мерлин тебя подери! Если не выйдешь через минуту, я открою дверь заклинанием и выволоку тебя силой!
Естественно за указанное время не произошло решительно ничего нового, так что слизеринцу не оставалось ничего, кроме как держать слово.
- Алохомора! – воскликнул блондин, и в тот же момент дверь заскрипела и отворилась.
В принципе, Драко ожидал увидеть в ванной всё, что угодно… но только не это. Гриффиндорец лежал в воде, нырнув с головой, и не шевелился.
Ринувшись к бессознательному брюнету, а затем, вытаскивая его из мыльной воды, Драко усиленно не понимал, как этот кошмар его школьной жизни сможет победить Тёмного Лорда, если предаётся тотальной депрессии после отработки у Снейпа. Ясно, конечно, что это совсем не сахар, но уж явно не что-то супер страшное.
В тот момент, когда блондин принялся за искусственное дыхание и непрямой массаж сердца, он успел проклясть всё. От своего перехода на сторону Поттера до согласия жить с ним.
Внезапно Гарри закашлялся, перевернулся на бок, и из его рта полилась вода.
- Какого чёрта! – тут же наехал Драко.
- Кажется, - прохрипел Гарри, - я заснул…
- Что?!!
- Заснул!!
Драко пришёл в ужас. Фантастическая безалаберность! Слизеринец вскочил на ноги, пару раз вздохнул, словно собирался заговорить, но так и не стал, лишь выскочил из ванной и закрылся в своей комнате.
- Ну что за придурок! – негодовал слизеринец, хмурясь на плакат Сорок.

Гарри приподнялся на локтях, затем сел на полу в расползающейся луже и снова закашлялся. Мыльная пена явно не пошла на пользу организму, ибо тошнило жутким образом.
Справившись с собой, Гарри встал, замотался в пушистое красно-золотое полотенце и поплёлся в комнату...
Как найти неведомого «злодея», если под подозрением все слизеринцы шестого и седьмого курса? Вывод очевиден: для начала – следить за ними. А для этого неплохо было бы забрать карту Мародёров из гриффиндорской башни...
- Малфой!
- Что? – блондин неохотно вышел в гостиную и уселся на диван, закинув ногу на ногу.
- Есть идея, как вычислить юного Пожирателя, - радостно сообщил Гарри.
- Ну и, я внимательно тебя слушаю.
Гриффиндорец вкратце рассказал о Карте Мародёров и о том, что её, в свете недавних событий, в комнате хранить будет не так просто.
- У отца в кабинете стоят специальные чары, замыкающиеся паролем. Очень удобная штука. Они создают нечто вроде невидимой сферы в любой части помещения. Если не знать точное её положение и пароль, открыть тайник невозможно. Контрзаклинаний не существует, - задумчиво проговорил Малфой.
- Замечательно, тогда я – в башню, а ты готовь сферу, - с этими словами Гарри натянул мантию и выскочил в коридор.

По дороге наверх Гарри размышлял о том, что с ним происходит... вернее, не совсем с ним, а, скорее, вообще. Он жил в Слизерине, чувствуя себя при этом не таким уж и несчастным, почти не видел Рона и Гермиону, был заодно с Малфоем, даже начинал немного доверять ему... не то что бы это было плохо. Скорее, слегка пугало.
В спальне мальчиков уже явно наступил отбой. Тишину комнаты нарушали только мерные похрапывания Невилла и томные ахи Симуса сквозь сон. Никто даже не проснулся, пока Гарри копался под кроватью Рона в поисках карты и мантии...
Свернув вещи, брюнет спустился обратно в тёмную гриффиндорскую гостиную. На кресле, свернувшись в какой-то неестественной позе, сидела темноволосая девушка.
- Ромильда? – тихо позвал Поттер.
Брюнетка подняла на него глаза и слегка смущённо улыбнулась.
- О, Гарри... – затем она наклонилась к маленькому столику. – Это для тебя...
- Спасибо, - растерянно ответил гриффиндорец, наблюдая большую коробку шоколадных конфет в своих руках. – Я... пойду?..
- Конечно, - снова застенчиво произнесла она. – Только обязательно попробуй их...

Когда Гарри вернулся, Малфой уже выглядел весьма раздражённым:
- Чего так долго?
- Встретил знакомую...
Малфой резко сощурился.
- Не Джинни.
- Мне всё равно, кто именно, - цепкий взгляд Малфоя нашарил конфеты. – Ты же не собираешься ЭТО есть?
- Ещё как собираюсь, - безмятежно улыбнулся Гарри.
Утробный рык. Брюнет лишь отметил, как забавно со стороны смотрится бессильно злящийся слизеринец. Наблюдать – одно удовольствие.

Сферу Малфой устроил в гостиной под самым потолком, чтобы никто не мог нечаянно наткнуться на неё.
- Пароль: «Гарри любит Драко»...
- А!?
- Ну, - задумчиво протянул Малфой, - нам нужно что-то неожиданное, чтобы ни одному слизеринцу и в голову не пришло... я подумал, что это – шикарный вариант. В любом случае, я уже всё установил, так что менять поздно.
Гарри осталось только обречённо вздохнуть:
- Она высоко.
- Направь на неё палочку, произнеси пароль, и сфера опустится.
- Хорошо... Гарри любит Драко...
Сложив вещи в тайник, Гарри сел на диван и придвинул к себе поднос с печеньем. Всё-таки иногда Добби очень помогал...
- Ты же не станешь есть эти конфеты? – внезапно снова сказал Малфой.
- Почему нет?..
- Что бы ты там себе ни думал, но положение у нас вполне официальное. Если тронешь конфеты, то примешь чужие ухаживания. В магическом мире это обычно приводит к расторжению помолвки. Тебе ещё нельзя переезжать отсюда.
- Хорошо, я не стану их есть. Пусть лежат. Возвращать всё равно неудобно.
Показалось?.. Или Малфой действительно вздохнул с облегчением?..
И, кстати, больше Гарри эти конфеты не видел...
Только поведение Крэбба выдавало, куда Малфой запрятал сладкое. Винсент целую неделю бегал за Ромильдой, словно привязанный, и клялся ей в вечной любви, явно навеянной аммортенцией... Понаблюдав за салочками «Вейн-Крэбб», Гарри преисполнился искренней благодарностью к Малфою...

Следующим утром Гермиона поймала Гарри перед завтраком у входа в Большой Зал. Оказалось, девушка нашла кое-что о происшествии с комнатой.
- Я вспомнила, что на четвёртом курсе случайно нашла подробный план Хогвартса в библиотеке, и решила заглянуть. Всё-таки мимо картины проскользнуть сложно... В общем, к вам в гостиную есть секретный ход за гобеленом прямо из спальни слизеринских старшекурсников...
- Ясно, спасибо большое... надо перекрыть...
- Проверь сначала, кто живёт в этой спальне. Мне кажется, что ход скорее случайно нашли, чем умышленно... О нём должно быть давно известно обитателям спальни.
- Угу... а... как там Рон?
- Ничего, почти отошёл. Он скучает, Гарри, - мягко улыбнулась Гермиона.
Брюнет вздохнул и грустно улыбнулся.
- Я тоже...

Занятия пролетели почти незаметно. Гарри неотрывно следил за передвижениями слизеринцев, которые предпочитали прогуливать занятия, рассосавшись по территории школы. Однако, ничего подозрительного за весь день так и не произошло...
Вечером Гарри отправил Малфоя на разведку в спальню, ход из которой вёл в их гостиную. Оказалось, что жили там Забини, Крэбб, Гойл, Нотт, младший брат Маркуса Флинта и кузен Дафны Гринграсс.
- И что мы имеем? – нахмурился Гарри.
- Ну, смотри. Гринграссы держат нейтралитет, Крэбб и Гойл тупы до безобразия просто, Забини я знаю с детства – он не стал бы. Остаются двое: Флинт и Нотт...
- Неплохо. Теперь, по крайней мере, понятно, за кем наблюдать.
- Да, они, конечно, главные подозреваемые, но, на самом деле, это мог быть кто угодно, так что расслабляться не стоит...

В это же время в «резиденции» Волдеморта.

Снейп внимательно слушал очередную тираду Тома Риддла и медленно начинал понимать, что кошмарно хочет спать. А всё потому, что о Гарри Поттере у него было уже давно сформировавшееся мнение, и навязать Северусу своё, пусть это и пытается сделать сам Волдеморт, было очень сложно...
А самое противное – итог речи Лорда, по сути, совпадал с итогом измышлений Снейпа: лучше иметь мальчишку на своей стороне. Так намного спокойнее. Ну... в некотором смысле...

URL
2011-08-29 в 22:09 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 10


- Мистер Поттер! – грозный голос МакГоногалл отвлёк Гарри от созерцания карты под партой. – Прекратите разглядывать свои ноги и обратите внимание на урок, иначе я сниму с вас баллы!
- Простите, профессор, - пробормотал гриффиндорец, всё же пытаясь скосить правый глаз, чтобы проследить, куда направилась точка с именем Авелиус Флинт.
Шпионаж за «подозреваемыми», похоже, приобрёл несколько фанатичный характер, на что не преминул указать Малфой на перерыве после трансфигурации.
- Ты бредишь! – рыкнул Гарри и, не став слушать слизеринца, отправился на следующее занятие.
Однако, понаблюдав за действиями друга, то же самое сказала и Гермиона. Взгляд у девушки был действительно не на шутку обеспокоенный, что разозлило Гарри ещё больше.
На обеде брюнет не появился. Он заперся в комнате, предварительно кинув карту в гостиной на середине стола, даже не позаботившись о том, что это, как минимум, неумно.

- Поттер!
- Исчезни, нечисть!
- Поттер! Нотт идёт в сторону запретного леса!
Дверь резко распахнулась, и Гарри, вырвав карту из рук растерявшегося Малфоя, принялся изучать траекторию движения интересующей его точки.
- Ну чего ты встал?! – вдруг вскричал Гарри. – Бегом за ним! Надо узнать, что этот чёртов слизеринец забыл в запретном лесу...

Драко смотрел на спину крадущегося перед ним Поттера и думал. Гриффиндорец, кажется, сошёл с ума. У него в голове только идеи вселенского заговора. Одна на одной и третьей погоняет. Ну порылись в комнате, ну перевернули там всё. Это же не обязательно Пожиратели были! Слизеринцы они слизеринцы и есть. Хитрый народец, выгоду любит. Мало ли, что они искали и зачем... Да случись это не в этом учебном году, а в предыдущем, то с уверенностью на 99 и 9 десятых процента, это был бы сам Драко! Но уж явно не для того, чтобы Дамблдора убить. Скорее, чтобы узнать, как поковарнее напакостить...
- Малфой, что ты там телишься, как корова перед случкой?! – шёпотом возмутился оглянувшийся назад гриффиндорец и увидевший, что блондин отстаёт.
- А? – не поняв критериев сравнения, удивился Драко.
- Иди, говорю, шустрее, - пробурчал в ответ Гарри.

Флинт, как оказалось, всего лишь любил рисовать. Гарри от такого открытия впал то ли в шок, то ли в ступор, что, по сути, одно и то же... Кое-как утащив не верящего собственным глазам гриффиндорца из леса, Драко посадил потрясённую тушку на травке у озера, а сам призадумался. Ни Нотт, ни Флинт за последнее время ничего подозрительного не делали. В принципе, они могли затаиться, но в это верилось слабо. В конце концов, с чего бы так резко? Наоборот, самое время действовать. Они же не знают про карту... или знают?..

В душе Гарри в это время происходили необратимые изменения. Он начинал понимать, что слизеринцы, в некотором роде, те же гриффиндорцы, только с гораздо более развитым инстинктом самосохранения. Даже, возможно, гипертрофированным.
А это значило, что с ними вполне можно было бы найти общий язык, что показывает, насколько непродуктивно прошло то время, пока он жил в слизеринской гостиной...

Сириус появился в Хогвартсе следующим утром. Примерно на рассвете огромный чёрный пёс, которого провели в гостиную сердобольные младшекурсники, зазывно выл под портретом Леди Даяны, которая, припоминая последние события с комнатой Поттера, не пропускала даже комаров.
Чуткий сон Драко не выдержал уже через несколько минут, и слизеринец, во стонах и жутком зле направился разбираться с нарушителем спокойствия.
Сириус, в свою очередь, поняв, что портрет ему открывает не любимый крестник, а мерзопакостный Малфой, кинулся на не ожидавшего такого номера блондина и повалил его навзничь. Не забыв хорошенько потоптаться грязными лапами по серебристому шёлковому халату, пёс с гордо поднятой мордой проследовал в спальню Гарри.
Проснувшись и увидев у себя на кровати Сириуса, Гарри пришёл в неописуемый восторг. Он мгновенно заговорил крёстного событиями прошедших дней, детально описывая всё, что происходило.
- Кажется, ты неплохо ладишь с этим твоим соседом... – протянул Сириус.
- Да брось, мы всё время ссоримся! – возмутился Гарри. – Иногда кажется, что он совсем не даёт мне покоя!
- Но вы же как-то уживаетесь вместе. Даже идёте на компромиссы. Вот ты, например, не стал есть конфеты, которые тебе подарили.
- О, Сириус, это всё из-за дела. Мы живём так не потому что нам это дико нравится, а потому что нет выбора. Так удобнее вычислить будущих Пожирателей, - Гарри грустно улыбнулся, и крёстный поймал это чувство.
- Кажется, тебя это не радует?
- Конечно, меня это не радует! – живо откликнулся Гарри. – Я хочу, наконец, успокоиться, хоть ненадолго. Я ужасно устал от всего этого... Хоть ненадолго прекратить всё...
- Я слышал, в выходные Гриффиндор устраивает вечеринку в Выручай-Комнате. Почему бы тебе не пойти туда и не взять с собой Малфоя? Или даже нескольких слизеринцев... Если Гриффиндор и Слизерин начнут общаться ровно, то вам с блондинчиком станет легче.
- Идея неплоха, да только как туда затащить слизеринцев, успокоить гриффиндорцев и не дать никому никого убить?!..
- А вот это уже сложная задача, которую тебе предстоит решить, Гарри, - улыбнулся крёстный, взъерошив брюнету волосы.

URL
2011-08-29 в 22:09 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Днём Гарри поговорил со всеми, кому успел недавно нагрубить. В конце концов, они были правы. Лёгкая степень одержимости в его поведении всё-таки прослеживалась.
Драко же весь день дулся на поттеровскую псину и, соответственно, на самого Поттера. Хотя получалось не очень убедительно, потому что на зельях всё равно пришлось безропотно и терпеливо помогать золотому обормоту.
- Поттер, не смей кидать это в котёл! – прорычал Драко, заметив краем глаза движение напарника.
- А я и не собирался, - обиженно буркнули в ответ.
Но слизеринец ни на секунду не поверил.
- На, нарежь кубиками, - Драко вздохнул и сунул Поттеру самый безопасный из возможных ингредиентов.
Брюнет пыхтел, старясь поровнее отмерять части и смешно щурился, потому что его очки всё время сползали на кончик носа. У Драко так и чесались руки их зачаровать, но он останавливал себя: какое ему, в конце концов, дело?..
На этот раз очки уже чуть не сваливались. Оправдав себя тем, что заботится о ровно нарезанных ингредиентах, блондин произнёс заклинание, и окуляры тут же встали на место.
Поттер удивлённо похлопал глазами, помотал головой, а затем в недоумении уставился на слизеринца:
- Они вообще теперь когда-нибудь снимутся?
- Достаточно просто подумать об этом, - холодно ответил блондин.
Прошло около минуты, прежде чем Гарри тихо произнёс:
- Спасибо, Малфой.

Слизеринская гостиная была полна... угадайте, кем? Верно, кучей слизеринцев. Гарри слегка передёрнуло, но особого выбора не было. Он уже всё решил.
Примостившись на самом краю дивана, гриффиндорец принялся наблюдать. Слизеринцы не были похожи на его однофакультетцев. Естественно, и интересы у них были другие.
Здесь нельзя было услышать о прошедших матчах по футболу, о которых без устали трещал Симус, или о том, как родители боялись лететь на самолёте в отпуск, или что-то ещё в этом роде. Здесь никто не делал домашний заданий вечером, потому что их выполняли либо в библиотеке, либо в собственных спальнях...
Но было и общее. Младшекурсники выглядели либо восторженными, либо слегка напуганными. Болтали о квиддитче и новых профессорах. Кто-то из старших играл в шахматы, кто-то – в подрывного дурака. Женская часть шестого курса облепила Паркинсон и плодила страшные сплетни про всех, кого только можно, что сразу наводило на мысль о Лаванде...
- Поттер, не хочешь с нами? – внезапно спросил Гойл.
Он и ещё несколько слизеринцев, как юношей, так и девушек, устроились на полу.
- А...
- Они играют в фанты, Поттер, - раздался голос только что вошедшего Малфоя.
- Забавно, - хихикнула Паркинсон. – Вы почти женаты, но всё ещё обращаетесь друг к другу по фамилии...
Гарри отвёл взгляд, а Драко невозмутимо прошествовал в глубь гостиной и уселся рядом с брюнетом.
- Так ты будешь играть? – повторил вопрос Грегори.
- Если объясните правила, - несмело улыбнулся гриффиндорец.
- Всё просто, - подхватил Малфой, - на зачарованных листочках пишут задания, которые нужно непременно выполнить. Никакого вреда жизни и здоровью. Каждый вытягивает фант наугад.
- Кто пишет задания?
- Мы все и пишем.
Гарри улыбнулся.
- Хорошо.

- Итак, Винсент, твоя очередь, - Панси подвинула к Крэббу серебряный кубок.
- Поцеловать миссис Норрис, - прочитал слизеринец и скривился.
- О, как мило, - пробормотал Малфой.
- Тащи кошку, Винс! – засмеялся Гойл.
- О, не-ет, - возразила Паркинсон, - это отдельное желание, так что Винсент подождёт!
- Блейз, тяни!
- Рассказать о самой частой сексуальной фантазии... о, нет!
- Дава й-давай! Заклинание не даст отвертеться! Я лично его произносила, - гордо заявила Паркинсон. – Разборчиво!
- Невилл Лонгботтом в кабинете трансфигурации, - почти по слогам ответил слизеринец.
Гарри подавился воздухом и закашлялся. Драко, слегка улыбнувшись, постучал «жениха» по спине.
- Ты... – Панси хохотала, почти катаясь по полу. – Ну ты даёшь!
- Хватит ржать, - огрызнулся Забини, - Гойл, тяни!
Выхватив задание и прочитав, Грегори скривился. Ему досталась злосчастная бумажка с похищением кошки Филча.
- Ну, что ж, значит, - зловеще усмехнулась слизеринка, - моя очередь! Так, посмотрим... Пригласить Уизли на свидание. Фи, как некрасиво...
- Заклинание Панси, - усмехнулся Блейз.
- Я в курсе!
- Поттер, тяни, твоя очередь.
Задания Гарри не испугали, они были простыми и радостными, так что гриффиндорец смело вытянул свой фант.
- Честно ответить на три вопроса от участников игры, - прочитал Гарри, и решил, что всё даже лучше, чем он предполагал.
- Вопрос первый, - хлопнула в ладоши Панси, - ты возьмёшь фамилию Драко, когда вы поженитесь?
Гарри уставился на неё потрясённым взглядом:
- Естественно, нет!
- Нет? Странно. Я думала, что Драко возьмёт тебя в семью...
Гарри уже хотел громко возразить и разрушить всю легенду, но Малфой, к счастью, успел сориентироваться быстрее:
- Гарри последний из Поттеров. Вполне естественно, что он оставит свою фамилию и своё наследство.
- Принимается, - произнесла Панси, хотя взгляд её говорил, что она ни чуточки не верит. – Следующий вопрос. Все мы тут люди сообразительные, и вряд ли могли бы поверить, что вы с Драко так внезапно воспылали пламенной любовью.
Панси многозначительно посмотрела на напрягшегося Гарри. Малфой аккуратно сжал руку за спиной гриффиндорца, что заставило того нервничать ещё больше.
- Так что, скорее всего, отношения по расчету. Причины – дело ваше, хотя не спорю, что мне интересно. С другой стороны, зная Драко, не могу не заметить, что ты в его вкусе, так что, если его вдруг переклинит, всё может кончиться не самым приятным образом.
- Панси! – возмутился слизеринец, но девушка никак не отреагировала на его вспышку.
- Из чего следует мой вопрос: нравится ли тебе Драко, а, если нет, может ли он тебя заинтересовать?
- Может, - ответ вырвался совершенно внезапно, под влиянием магии.
Вскочив с места, Гарри пулей влетел в их с Малфоем комнаты и закрылся в своей спальне. Меряя пространство шагами, он нервно соображал, как теперь вести себя с вредным слизеринцем. Решение пришло довольно скоро: игнорировать факт признания. Далее было сложнее: понять, какого чёрта это признание вообще имело место быть, но в голову ничего особенно не приходило, а «сердце» подозрительно молчало.

- Поттер, открой дверь! – голос Малфоя вывел Гарри из задумчивости.
С минуту поколебавшись, гриффиндорец всё же решил, что прятаться – это трусливо и бессмысленно, поэтому удовлетворил требование. Малфой как-то торжествующе ухмыльнулся и прошёл внутрь, захлопывая дверь.
- Значит, я могу тебе понравиться... – позиция наступательная.
- Малфой, это спорно, - медленно отступление, - можешь понравиться, а можешь и нет...
- Вот как...
Малфой резко дёрнул Гарри на себя и впился губами в его рот. От неожиданности, гриффиндорец начал отвечать, и грубый натиск слегка ослаб. Руки Гарри ожили, пробежались по спине слизеринца, погладили шею, зарылись в мягкие светлые волосы. Поцелуй оказался неожиданно тёплым и приятным. Он был гораздо больше наполнен ощущениями, чем опыт с Чжоу, он был ярче, чем мягкие прикосновения Джинни...
Драко отстранился и, слегка улыбнувшись, произнёс:
- Остался ещё один вопрос... Тебе понравилось... Хочешь ещё?
Гарри и без магии знал, каким будет его ответ.

URL
2011-08-29 в 22:10 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 11


- Всё свободны, - подвёл итог Лорд. – Люциус, Северус, задержитесь.
Услышав своё имя, Снейп очнулся от привычной спячки, в которой он проводил не несущие никакой особой информации собрания и переместился ближе к центру зала, где уже стоял Люциус.
Спина Малфоя была напряжена, словно бы он ожидал наказания. Возможно, дело в Драко? Мастера Зелий передёрнуло, когда он представил, что сотворит Люциус, когда узнает, какую комедию его сын ломает в Хогвартсе.
- Северус, скажи, с кем из учеников Хогвартса дружит Поттер? Кто ему дорог?
- Гермиона Грейнджер, Рональд Уизли, - холодно отозвался Снейп, не выказывая беспокойства.
- Люциус? Что по этому поводу сообщал Драко?
- То же самое, мой Лорд. Грейнджер, Уизли.
- Полагаю, единственное, что может помочь нам в привлечении Поттера на нашу сторону – это подрыв его доверия к Дамблдору. Убить его друзей так, будто Дамблдор виноват в их смерти, чем не вариант?
- Довольно проблематично. Скорее, даже невозможно. Хогвартс слишком хорошо защищён для подобной аферы, - заметил Северус.
- А что насчёт Хогсмида? – не унимался Лорд.
- С этого года очень мало студентов посещают деревню, слишком большой риск. Даже при учёте, что походы не запрещены дирекцией, родители не подписали разрешения, желая перестраховаться.
- И Поттер?
- Не высовывает носа из школы.
- Ясно, - лицо Риддла помрачнело, а это не предвещало ничего хорошего. – Тогда вопрос ставится иначе. Если хотя бы один из вас не предложит мне разумное решение через неделю, то пожалеют оба.
С этими словами Лорд поднялся с кресла и вышел из зала, оставив своих Пожирателей наедине друг с другом.

Гарри потерялся в объятиях Малфоя, чем слизеринец беззастенчиво воспользовался. Брюнет даже не заметил, как оказался прижат к постели горячим телом... и, вероятно, Гарри бы так и не очнулся от ласк, если бы Драко не поторопился и не накрыл ладонью недвусмысленно вздувшуюся ширинку Поттера.
Вздрогнув, Гарри резко распахнул глаза и отодвинул от себя слизеринца. Без единого слова брюнет поднялся и вышел в ванную.
Драко в недоумении уставился на дверь, а затем тяжело вздохнул. Находясь в лёгкой прострации, блондин переместился в свою спальню, по-турецки сел на кровать и стал по привычке разглядывать плакат, где красовался его любимый игрок. Какое-то время в голове Драко не было ни единой мысли, но, как только его взгляд его сфокусировался, ловец на плакате показался точной копией Поттера. В приступе неконтролируемого раздражения, Драко схватил с прикроватной тумбочки прозрачный стакан и с размаху запустил им в плакат...

Гарри стоял под струями холодной воды и думал.
Слизеринец никогда не нравился ему, и, казалось, никогда понравиться не мог. Но Гарри не мог не признать: даже такие мимолётные ласки оказались весьма возбуждающими. К своему ужасу, Гарри понял, что всё могло закончится совершенно иначе... представив, КАК иначе, брюнет обречённо застонал и скатился вниз по стенке душевой кабины. Ну почему? Как вообще это могло произойти?!
Не отыскав разумного объяснения, гриффиндорец закрутил кран и вылез из кабинки, постукивая зубами...

Малфоя не было видно до самого ужина. У Гарри проскальзывала мысль, что со слизеринцем что-то случилось, но карта упорно показывала точку с нужным именем в комнате Малфоя.
- Гарри, как твоё эссе по Чарам? – поинтересовалась Гермиона, буквально кроша мясо на своей тарелке.
Рон, услышав про задание, напрягся. Вид у друга был какой-то замученный. Видимо, без поддержки Гарри, рыжему гриффиндорцу было сложно уворачиваться от миссии по спасению успеваемости Уизли. Гарри смотрел на него одновременно сочувственно и слегка посмеиваясь.
- Замечательно, - без запинки соврал Поттер, - уже почти закончил. Осталось совсем немного.
- О, - с сомнением посмотрела на него Гермиона. – Ты уверен, что тебе не нужна помощь? Оно сложное...
- Нет, спасибо, всё прекрасно, - улыбнулся гриффиндорец.
- Но... Гарри! Как же...
- Да что ты вообще его уговариваешь, Гермиона?! – внезапно взвился Рон. – Пусть вон ему Хорёк помогает! В конце концов, они без пяти минут женаты!
Высказывание было громким, как вопилка, так что зал мгновенно стих и все уставились на гриффиндорский стол.
- Рон! – возмутилась Грейнджер, но Гарри её внезапно прервал.
- Не надо, Гермиона. Рон, в общем-то, прав. Раз уж мы с Драко в подобных отношениях и живём в непосредственной близости, это вполне логично, если помощи я буду в первую очередь ждать от него, нежели от лучшего друга, - жёстко произнёс Гарри. – А если кого-то здесь это не устраивает, то это его личные проблемы.
- О, да, конечно, - кипящий от злости Рон аж привстал со скамейки, упёршись руками о столешницу. – Ваши с Малфоем отношения – не более, чем бредовый фарс. Ничего более идиотического я и представить себе не мог!
Гарри вздрогнул. Ясное дело, что Гермиона рассказала Рону, для чего всё это было задумано, именно поэтому брюнет никак не мог ожидать от Уизли подобных слов. Тем более, при таком количестве ушей... От шока Гарри застыл на месте. Это же Рон, в конце концов...
- Браво, Уизли, - а вот и насмешливый голос Малфоя. – Это было просто неподражаемо, я в восторге! Сколько чувств! Сколько патетики! Если б я не знал тебя, решил, что ты умеешь думать...
Драко дошёл до гриффиндорского стола и остановился за спиной Гарри, всего в паре сантиметров от него.
- Да как ты...! Да кто тебя спрашивал вообще?! – начал было Уизли.
- Уизли, - спокойно заметил Драко, - учитывая, что ты оскорбил меня, моего жениха и наше брачное соглашение при сотне свидетелей я имею право не только высказаться, но и в суд подать. Так что лучше тебе позволить мне закончить.
В любом случае, какими бы ни были мои отношения с Гарри, - на этом моменте вздрогнула полшколы, - тебя это не касается до тех пор, пока кто-либо из нас тебе не пожелает о них рассказать. Во всех остальных случаях – не суй свой нос, куда не просят! Я ясно выражаюсь?
Рон растерянно кивнул.
- А теперь, чтобы ни у кого больше не возникало вопросов, охарактеризую наши с Поттером отношения.
Драко резко потянул Гарри на себя, поднимая на ноги и впиваясь в его губы жёстким поцелуем, который медленно перетёк в нежный и плавный. Гарри вначале стоял столбом, но быстро сообразил, что от него требуется, и зарылся пальцами в мягкие волосы, отвечая взаимностью.
Оторвавшись друг от друга, они немного отстранились.
- Цирк окончен, - мрачно сообщил раскрасневшимися губами Гарри и вылез из-за стола. - Мне что-то совершенно расхотелось есть.
Цапнув Малфоя за руку, Гарри быстрым шагом покинул Зал.

Потрясённая тишина тем временем медленно заполнялась тревожным гудением со стороны Рэйвенкло и Хаслпаффа. Слизерин лишь немного усмехался, а вот Гриффиндор всё ещё молчал.

Преподаватели мирно переговаривались, пока Снейп удручённо потирал виски. Вот за что ему всё это? За то, что он был Пожирателем? Да ни один пожиратель не заслужил такой кошмарной мигрени, как Гарри Джеймс Поттер. Мало того, что его папочка Северусу испоганил все школьные годы и первую любовь, так ещё и сыночек по стопам отца пошёл! То вляпается во что-нибудь плохо пахнущее, то вот крестника принялся портить! А ещё Лорд и Дамблдор со своими вечными сделай то, сделай это... никакого покоя.
И тут Дамблдор объявил, что в этом году отменяется квиддитч. Такого гама профессор перенести уже не смог, поэтому тайком смылся из-за стола в направлении таких тихих и уютных подземелий.

Драко сидел на диване в их с Поттером гостиной и наблюдал, как злой и недовольный гриффиндорец ходит по комнате взад-вперёд. Внезапно брюнет остановился около стола, схватил китайскую вазу, которую пару недель назад презентовала Панси, и со всей силы грохнул её об пол.
Затем он сделал пару шагов назад, упёрся спиной в угол и съехал вниз по стене, сжимаясь в мелкий дрожащий комочек.
Драко хотел подойти, уже даже встал с дивана, но Поттер вдруг поднял на него чересчур внимательный взгляд и отрицательно покачал головой. Малфой не стал упорствовать и плюхнулся на место.
- Добби?
Эльф появился незамедлительно. Драко весьма нравилось, что теперь даже в Хогвартсе у него была возможность пользоваться услужливостью этих существ.
- Принеси чаю и что-нибудь поесть.
Домовик кивнул и исчез.
Драко оставался в гостиной, потому что Поттер оставался в ней. Если бы он хотел одиночества, то уже давно бы заперся в своей комнате. Ему нужен покой и ощущение человека рядом. Это всем нужно. Хотя бы иногда.
Смотреть на Гриффиндорца в упор было неудобно. Не хотелось ему мешать. В конце концов, если Поттер вдруг решил подумать, то почему бы и нет? Вдруг поможет... Поэтому Драко разглядывал его исподтишка, регистрируя физическое и моральное состояние Народного Героя. Первое было не таким ужасным, как могло бы показаться, но вот второе оставляло желать лучшего.
Так что, когда Добби вернулся с чаем и маковыми булками, Драко всё-таки подошёл к гриффиндорцу сел прямо перед ним и поставил кружки и тарелку рядом.
Сделав вид, что неимоверно проголодался, потому как на ужине не успел нормально поесть, Драко принялся с аппетитом поедать булки и запивать чаем. Аккуратно, аристократично и удивительно соблазняющее (в плане еды, естественно!).
Так что Гарри не удержался и тоже потянулся к съестному...

URL
2011-08-29 в 22:11 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 12


Я дико извиняюсь за такой серьёзный перерыв в выкладке глав, но, всё-таки, лето)) теперь обновления будут поступать с определённой периодичностью, раз в неделю, например)

Мысли Гарри метались. Всего пару недель назад он не мог и представить, что всё повернётся именно так. Это было немного пугающе. Хотя и не настолько, чтобы делать из этого проблему вселенского масштаба. В конце концов, опыт четвёртого курса показал, что всеобщую неприязнь, даже неприязнь лучшего друга, можно пережить. Но это не меняло того паршивого ощущения, которое сейчас захлёстывало Мальчика-Который-Выжил.
От сладкого фруктового чая и маковой булочки вдруг стало немного легче. А, может, всё дело было в Малфое, который усиленно делал вид, что увлечён едой и не смотрит на гриффиндорца.
Просто Гарри чувствовал, что, как бы к нему не относился человек, сидящий напротив, он – явление постоянное. Он никуда не денется. И сейчас он поддерживал. Это было странно, даже немного смешно. Но это было правдой.

- Поттер, - осторожно позвал Драко.
- Мм?
- Не хочешь пойти поспать? Или в душ?
- Что, хочешь меня поскорее сплавить куда-нибудь, чтобы не чувствовать ответственность? – усмехнулся Гарри.
- Что? Ничего подобного, придурок! Просто ты настолько хреново выглядишь, что заволновался даже я.
- Заволновался, Малфой? – гриффиндорец приподнял левую бровь.
- Естественно! А кто ещё будет терпеть все мои издевательства, если ты откинешь копытца? – высокомерно заявил Драко.
- Ну... допустим, - задумчиво протянул брюнет. – Сойдёт на первое время. В следующий раз придумай оправдание получше. Вот, отличный шанс, кстати, развить смекалку: какого чёрта ты учудил сегодня в Зале?!
- Я тебя спас от тотального позора, неблагодарный ты идиот, - самодовольно заключил Малфой и принялся за третью булочку.
- Лопнешь, - заметил Гарри. – Я просил тебя меня спасть? Нет, не просил. Вопрос исчерпан?
- Зачем целовал тогда? – задумчиво поинтересовался Драко.
- А что, по-твоему, я должен был делать? Оттолкнуть своего «жениха» с воплями: «Помогите, насилуют!»?! К тому же, ЦЕЛОВАЛ ты. А я лишь ПОЗВОЛЯЛ меня целовать.
- Знаешь, что? – Драко отчего-то чувствовал не столько злость, сколько обиду. «Интересно, а тем вечером в спальне он тоже только позволял?» - иголкой промелькнула мысль, больно кольнув самолюбие.
- Что? – с вызовом посмотрел на него Мальчик-Который-Выжил.
- Да ничего, - вздохнул Драко, поднимаясь на ноги. Подхватив кружку с недопитым чаем, блондин скрылся за дверью в свою комнату без единого слова.

Когда Малфой исчез из комнаты, Гарри вздохнул и откинулся спиной на стену. Наверно, он всё же был слишком груб. С другой стороны, о какой грубости может идти речь, когда они никогда нормально не общались? Гриффиндорца немного мучило чувство вины, хотя он и понимал, что ситуация была, на самом деле, ожидаемая.
- Добби, - позвал Гарри, - забери это, пожалуйста.
Домовик унёс посуду, а брюнет поднялся с пола и достал карту. На ней творилось нечто странное. В слизеринской гостиной было столпотворение точек, среди которых угадывалось имя Гермионы.
Выскочив из прохода, Гарри застыл в немом изумлении, наблюдая, как его подруга медленно и вдумчиво объясняла младшекурсникам Слизерина что-то по трансфигурации.
- О, Гарри! – воскликнула она, затем ухватила Поттера за рукав мантии и втащила обратно в их с Малфоем комнаты. – Тебя-то мне и надо!
- Что? – немного резче, чем собирался, спросил брюнет.
Девушка сверкнула на него своим фирменным испепеляющим взглядом, и Гарри пришлось замолчать.
- Тебе не кажется, что пора поговорить с Роном напрямую?
- По-моему, я уже довольно прямо выразил сегодня свою мысль в Большом Зале, тебе так не кажется? – Гарри вновь медленно закипал, и крышечка уже начинала нервно подрагивать.
- О, да перестань ты! – отмахнулась Гермиона. – Все же прекрасно понимают, что...
- Что Уизли лопух? – вставил Малфой, выходя из комнаты. – И нечего на меня так смотреть. Я не подслушивал, просто вы орали.
- Рон не лопух! – немного неуверенно возмутилась Гермиона.
- Ну да, конечно, рассказывай сказки... – нахмурился Драко и уселся в кресло, ибо обзор с него был замечательный. – Чтобы убедить вашего придурочного дружка, придётся найти аргумент повесомее, чем уговоры. Нет, вы, конечно, можете продемонстрировать свои фирменные гриффиндорские глазки а-ля «кролики не желают умирать», но…
- Прекрати паясничать, - оборвала его Гермиона и снова обратилась к Гарри. – Тебе, правда, стоит с ним поговорить. Он просто запутался и теперь боится тебя потерять…
- Если он так боится, то почему ведёт себя, как… - тут Малфой остановился, чтобы подобрать определение поточнее, и Гермиона снова вклинилась.
- Он так защищается! Хочет, чтобы Гарри вернулся к нему…
- В каком это смысле, вернулся? – нахохлился Драко, подозрительно покосившись на Поттера.
- Ну вот уж явно не в том, в котором ты подумал, придурок! – отрезал Гарри и снова замолчал.
- Да. Рон хочет, чтобы Гарри снова был его лучшим другом, чтобы они, как раньше проводили почти всё свободное время вместе…
- Это невозможно, - заметил Малфой.
- Именно в этом и проблема…

Гарри сидел на кровати, читая учебник по Зельям, но строчки расплывались перед глазами. Мысли уплывали куда-то в сторону. Ситуация с Роном, кажется, приобретала не шуточный оборот… Если не поговорить с ним сейчас, обратного пути может и не быть. Но, как ни печально, Малфой прав: на друга не подействуют никакие уговоры, он слишком упрям.
Малфой… в последнее время он вёл себя очень странно, в смысле, ещё более странно. Гарри, конечно, понимал, что после того случая в Большом Зале, он наговорил лишнего. Но ведь они и так постоянно ссорятся, их беседы никогда особо не содержали лестных отзывов. Но сейчас Гарри чувствовал себя очень неспокойно, будто он упускал из вида что-то очень важное. Что же, в конце концов, он мог такого сказать, что Малфой стал его избегать?!
После разговора с Гермионой Серебряный Принц поспешил укрыться в своей спальне. Ещё даже до того, как гриффиндорка покинула их общую гостиную. Затем, когда Гарри приглашал нескольких слизеринцев на вечеринку в Выручай-Комнате, Малфой старался держаться от него минимум на расстоянии вытянутой руки. К тому времени, как все начали расходиться, блондина уже и след простыл.
Не значит ли это, что теперь в их и без того непростых отношениях наметился кризис?! Как играть «в помолвку» с человеком, который не подпускает к себе ближе, чем на метр?..

У Драко дела обстояли не многим лучше. Сделанное задание для Снейпа уже лежало на столе, но блондин был совершенно точно убеждён, что профессора неграмотность ответов ужаснёт.
А всё потому, что мыслей Драко никак не хотел покидать Золотой Мальчик… Слова Поттера о поцелуе, несомненно, задели, но это ещё не всё. Они отрезвили. Напомнили, что на самом деле всё это только фарс, что Драко не имеет никаких реальных прав совершать подобные поступки. Как на людях, так и наедине.
Учитывая, что своё отношение к Поттеру Драко несколько пересмотрел, придя к неутешительному выводу: он далеко не так плох, как хотелось бы… в общем, учитывая это, нужно было продумывать каждое своё движение. Держаться на расстоянии. Но как это делать, если Надежда Магического Мира маячит перед глазами целый день? Ответ был для Драко кристально ясен: игнорировать. Пока что.

В ванной был включен свет и шумела вода. По всей видимости, Поттер решил принять душ. В два часа ночи. Драко покосился на дверь и вздохнул. Нет, он, конечно, всегда знал, что Золотой Мальчик полуночник, но сам Драко очень любил поспать. Все его ночные вылазки обычно были продиктованы желанием достать всё того же Поттера, но сейчас смысл как-то терялся и возобладала потребность в сне. Только этот самый сон у блондина был очень чутким, так что надежда выспаться вяла с каждой минутой. А в голову лезли нехорошие мысли… как бы превратить жизнь брюнета в ад?.. Желательно, ненавязчиво…
Воду внезапно выключили, и Драко перевернулся на другой бок с твёрдым намерением забыться столь желанным сном, но не прошло и десяти минут, как в дверь его комнаты постучали.
- Мерлин, Поттер, ну какого чёрта тебе не спится?! – возмущался слизеринец, открывая дверь. Но, вопреки ожиданиям, на пороге стоял вовсе не Мальчик-Который-Выжил. Вернее, не только он.
- Одевайся, Драко, - коротко бросил профессор Снейп.
- А что…
- Одевайся.
Блондин резко замолчал и, кивнув, направился обратно в комнату. Натянув на себя первое, что попалось под руку, он выскочил обратно и наткнулся на два совершенно одинаково хмурых лица.
- Да что происходит-то?!
- Профессор Дамблдор ждёт вас у себя ровно через пять минут, поторопитесь.
Больше Снейп не сказал ни слова. Профессор развернулся к портрету и вышел в коридор.
- Поттер?
- Я… - на секунду гриффиндорец отвёл взгляд, но затем взгляд его стал решительным. – Не уверен, что именно я должен тебе говорить об этом, да и не хочу, на самом деле. Могу только добавить, что я не против, что бы ты не решил.
- Поттер… это… пугающе. Ты не заболел? Что там такого жуткого, что лицо у тебя, будто тащишь крест на Голгофу? – Драко начинал нервничать. Очень нервничать.
- А откуда ты…
- Маггловедение. И не уходи от темы!
- Я сказал всё, что хотел, - отрезал Мальчик-Который-Выжил, покидая гостиную вслед за Снейпом.
Драко слегка передёрнуло, табун мелких мурашек пробежал вниз по позвоночнику и плотно обосновался в районе поясницы. И с каких это пор он начал так реагировать на Властного Поттера?!.. Пожалуй, с этих самых…

URL
2011-08-29 в 22:11 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 13


- Мой отец… мёртв? – голос Драко его не слушался, он, казалось, совсем охрип, и каждое слово давалось с неимоверным трудом.
Какими бы ужасными ни были его отношения с отцом, он никогда не желал ему смерти. Пожалуй, он не по-настоящему не желал ничьей смерти. Даже думая о том, как был бы прекрасен мир без Того-Кого-Нельзя-Называть, он не в полной мере ощущал этот как смерть, скорее, это было что-то вроде исчезновения. Будто Тёмный Лорд неожиданно уедет далеко-далеко, предположим, в Антарктику, и обоснуется там жить.
Поймав себя на последней мысли, Драко вздохнул и решил, что ему пора отправляться в Мунго. Уж очень нелепы были его мысли…
- Мистер Малфой, так что, вы согласны? – Альбус Дамблдор слегка подался вперёд.

- Ээ… простите, сэр, я прослушал, - голос у Малфоя был совершенно неживой.
Гарри, конечно, подозревал, что мысль о смерти Люциуса вряд ли приведёт слизеринца в восторг, но реакция была… не совсем такой, как ожидал гриффиндорец. Прокручивая варианты действий блондина, Гарри перебрал всё, от улыбки до бурной истерики. Всё, кроме такой вот жгучей пустоты. Апатии.

- Ваш отец не успел переписать завещание, - терпеливо повторил Дамблдор. – Вы, Драко, остаётесь единственным наследником всего имущества Малфоев, но есть ряд проблем, связанных с его получением и распоряжением им. В завещание были добавлены некоторые условия. Вы должны бить полностью самостоятельным волшебником, иными словами, совершеннолетним по магическим законам.
- Я понял, профессор. Мне исполнится 17 в июне.
- Да, но до этого времени, за отсутствием полноправного наследника уже сейчас, на всё ваше имущество может претендовать Беллатрикс Лестрандж.
- Что?! Моя мать тоже?!..
- Нет, но она в св. Мунго. И пребывает без сознания уже вторые сутки. Врачи считают, что она очнётся, но давать официальное заявление не намерены. Перестраховываются.
Драко выдохнул, успокаиваясь. Нарцисса Малфой всё ещё жива…
- Но ведь Беллатрикс осуждённая преступница…
- В том-то и дело, - вклинился Снейп, - всё переходит к министерству. И они уж точно придумают, как провернуть всё так, чтобы до тебя не дошло ни кната.
- И что же вы предлагаете? – с сомнением протянул Драко, всё ещё не понимая, к чему всё это, если ничего поделать нельзя. Не может же он повзрослеть на несколько месяцев раньше, в конце концов?!
- Есть способ сделать вас главой дома…
- Жениться, что ли? – с сомнением уточнил Драко. – Но я не могу сделать это вот так быстро. Сначала выбор, потом объявление о помолвке… и должно пройти не меньше двух недель между обручением и свадьбой… Это всё долго, мы не успеем…
И тут Драко внезапно вспомнились слова гриффиндорца: «Я не против, что бы ты не решил»…
- О, чёрт! – воскликнул слизеринец и подскочил со своего места. – Вы хотите, чтобы мы с Поттером поженились?!
- Следите за языком, мистер Малфой, - заметил Снейп.

Ну вот, началось. Гарри устало понурил голову. Дамблдор затянул длинную лекцию о том, что это нужно самому Драко, что другого выбора нет… А гриффиндорцу вообще показалось, что Малфой готов отказаться от всего даже в пользу Волдеморта, лишь бы не жениться.
- Поттер, ну что же ты молчишь?! – паника в голосе блондина всё нарастала.
- Я уже всё сказал в гостиной. Я сделаю это, если ты согласишься на предложение Дамблдора, и не принуждаю тебя ни к одному из вариантов. Хочешь – откажись.
- Поттер! Как ты не понимаешь?! Это же магический брак, не менее пяти лет!
- Заведи любовницу, твою мать! – рыкнул Гарри, наконец, взбесившись. – Ты ведёшь себя, как маленький, избалованный ребёнок. Меня не интересует ни одна из твоих отговорок. Я не стану облегчать тебе задачу, это только твой выбор. И будешь ли ты о нём жалеть, зависит от того, насколько правильно ты поступишь. Перестань перекладывать проблемы на других, учись решать их самостоятельно!
Простите, профессор Дамблдор, но я ухожу, мне здесь делать больше нечего. Это дело Малфоя. Захочет – сделает предложение. Не захочет – не сделает.

Северус Снейп пребывал в задумчивости. С каждым разом слова и действия Поттера всё больше удивляли его. Как это его шпионский ум пропустил тот момент, когда Гарри Поттер стал стратегом? Не сложно угадать, что, когда Драко отойдёт от пламенной речи, он, наконец-то, разложит по полочкам все «за» и «против», а потом сделает предложение…

Гриффиндорец развернулся и вышел из кабинета, оставив Драко в полном ошеломлении. Блондин хватал ртом воздух, как рыба, выброшенная на берег, не в силах ничего сказать. Он решительно не представлял, что делать дальше.
Дамблдор снова принялся за наставительные речи, что только вгоняло бедного слизеринца в ещё большее уныние, а Снейп подозрительно помалкивал, не защищая крестника от нападок мерзких гриффиндорцев. И это уже пугало.
Не сказав ни слова, он вышел из кабинета директора, не удосужившись даже заметить, что Дамблдор не закончил чтение нотации, и направился в сторону Астрономической башни.
Там почему-то всегда легче думалось…

Небо было сегодня хмурым, как и настроение Драко. Озеро лежало бесформенным чернильным пятном, а кромка леса темнела неаккуратным росчерком. Первые капли дождя уже падали на пол астрономической башни, сносимые яростным ветром.
Слизеринец стоял вплотную к перилам, судорожно сжимая их пальцами и дрожа от холода. Мысли в голове отплясывали польку, не позволяя сложить их в единую картину.
Смерть отца стала неожиданностью. Слишком большой неожиданностью. Если даже он, с его ловкостью и изворотливостью не сумел выжить в этой войне, то что тогда ждёт самого Драко?.. И ещё эти проблемы с чёртовым наследством. Жениться на Поттере… Это же всё не так просто теперь. Мало того, что отношения у них, мягко говоря, натянутые, так Драко ещё и был обижен. Не нравятся поцелуи, не лезь жениться! Что за бред… и в страшном сне не могло присниться…

Гарри сидел в гостиной и ждал. Уже не меньше часа, наверно. Изначально он собирался почитать, но вышло не особенно удачно, так что книга покоилась на столике рядом с полной кружкой уже холодного кофе.
Портрет открылся как раз в тот момент, когда Гарри решил, что Драко уже не вернётся сегодня в их комнаты. Мокрый и явно замёрзший Малфой очень медленно прошёл внутрь и, вдруг пошатнувшись, оперся рукой о стену.
Гарри вздрогнул и подскочил к слизеринцу, буквально подхватывая его. Тот не сопротивлялся. Это обеспокоило гриффиндорца даже больше, чем плачевный вид пришедшего. Доведя Малфоя до ванной, Гарри принялся стягивать с него влажную одежду и вытирать несчастного полотенцем.
- Что же ты делаешь-то, Малфой, а? Всё же ведь не так плохо, ведь не так…
Слизеринец попытался хмыкнуть в ответ, но вышел какой-то жалобный всхлип. За первым всхлипом последовал второй… пока они не переросли в глухие рыдания.
Гарри не знал, сколько они просидели на холодном каменном полу. Драко дрожал в его руках и цеплялся за него, как за последнюю оставшуюся опору. А гриффиндорец, укутав блондина в полотенце, медленно гладил мокрые белые пряди и говорил что-то успокаивающее.
Малфой уснул почти резко. А, возможно, он просто потерял сознание. Гарри толком не знал, как помочь слизеринцу, так что не без труда перенёс его в комнату, уложил на кровать и сам устроился рядом.
Гриффиндорец решил не размышлять над этим своим решением. Ночь поздняя, день насыщенный. Нужно спать… А подумать… а подумать можно и завтра.

Северус Снейп проверял работы пятикурсников в тот момент, когда метка вдруг разразилась дикой болью. Волдеморт был зол. Крайне зол. Общаться с Лордом в таком настроении не хотел ни один Пожиратель, даже самый преданный и рьяный, но не явиться на зов - это вообще было равносильно самоубийству. Так что профессору ничего не оставалось, кроме как подняться с такого мягкого и уютного бордового кресла…

URL
2011-08-29 в 22:12 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 14


Драко проснулся довольно рано и, закончив со сборами на занятия, никак не мог найти себе места. Десять минут за столом. Десять минут на кровати. Десять минут из угла в угол, а потом всё сначала.
Через час слизеринец опомнился и понял, что завтрак уже в самом разгаре, и, если он не поторопится, то обязательно его пропустит. Поттера в комнатах не обнаружилось, зато около портрета в слизеринскую гостиную дежурила не на шутку взволнованная Грейнджер.
- Малфой! – в глазах всезнайки было столько неподдельной радости, когда она его увидела, что Драко не на шутку испугался, что мог ненароком сделать гриффиндорке нечто приятное. – Нужно поговорить. Это касается Гарри.
- Пошли, - блондин выдохнул с облегчением. Нет, незапланированных хороших поступков не было, обошлось.
- Куда? – опешила Грейнджер.
- Тут недалеко есть заброшенный класс. Не думаешь же ты, что я стану болтать с тобой посреди коридора в подземельях, которые кишат слизеринцами?
Девушка пожала плечами и направилась за Драко.
- Так что тебе нужно? – блондин присел на край стола и испытующе посмотрел на грязнокровку, которая только выше вздёрнула носик, не обратив внимания на презрительный взгляд.
- Я знаю, что Гарри дал согласие помочь тебе с проблемой… - она на секунду запнулась, - наследования. И меня это беспокоит.
- А от меня ты что хочешь, Грейнджер? – удивился Драко.
- Я хочу, чтобы ты не морочил ему голову. Гарри… Гарри никогда бы не пошёл на подобное ради человека, который ему безразличен. Я знаю, ты просто растопчешь его, когда у тебя только появится такая возможность. И тогда я сделаю всё, чтобы ты…
- Угрожаешь мне? – усмехнулся Драко.
- Ничего подобного, Малфой, просто предупреждаю. Гарри не заслужил удара в спину от человека, которому начинает доверять. Ему сейчас и так непросто. Поэтому я сделаю всё, что в моих силах, чтобы тебе жизнь мёдом не казалась, если ты хоть намёком сделаешь Гарри больно.
- Ваш Поттер уже давно взрослый мальчик, - неожиданно серьёзно ответил слизеринец. – Он сам может за себя постоять. И не думаю, что он бы сильно обрадовался, если бы узнал, что ты за его спиной со мной разговариваешь на подобные темы. Советую быть аккуратнее. Одно дело опекать, а допекать – совсем другое.
Грейнджер выглядела порядком пристыженной, что несказанно порадовало Драко. В яблочко! Он и не думал, что прав до такой степени. Теперь понятно, почему у него такие напряги с друзьями. Они за ним бдят денно и нощно, от такого любой взвоет. Даже такой неисправимый гриффиндорец, как Поттер.
Самодовольно улыбнувшись, Драко пожелал грязнокровке приятного дня и, чтобы не испортить имидж, направился на завтрак неспешным шагом. В любом случае, он уже безнадёжно на него опоздал.

Оказавшись в Большом Зале, Драко прошёл к столу, стараясь особо не смотреть по сторонам и уселся на свободное место рядом с Блейзом.
- Доброе утро, Драко, - слизеринец поднял глаза и увидел прямо напротив себя Поттера, мирно сидящего за столом змеиного факультета и уплетающего запеканку.
- Доброе, - растерянно ответил Малфой, пытаясь переварить как присутствие Поттера доброжелательно беседующего о чём-то с Панси, так и то, что гриффиндорец назвал его по имени.
Последний факт не укрылся от внимательной Паркинсон, которая посчитала своим долгом указать на эту перемену всем:
- О, Поттер! Наконец-то! Я уж было решила, что вы с Драко так и будете называть друг друга по фамилии до самой старости!
Девушка заливисто рассмеялась, заражая своим смехом сокурсников. Поттер пытался смущённо улыбаться, но выглядело это так, будто он готов провалиться сквозь землю. Нет, это, конечно, прекрасно, что он решил проявить хоть немного самостоятельности и поддержать наш фарс, но зачем же так откровенно переигрывать?!

Малфой сидел мрачнее тучи, а слизеринский стол смеялся… Гарри думал, что сгорит со стыда. Он не знал, как это вышло, но имя Драко будто бы вырвалось у него само собой. Гриффиндорец попытался улыбнуться, но вышло явно что-то не то, потому что взгляд Малфоя стал каким-то совсем странным. И Гарри проклял свою идею завтракать сегодня именно здесь… Но ему очень не хотелось сидеть рядом с Роном. Да и Гермиона, сказать по правде, смотрела него с какой-то невыносимой смесью сочувствия и неодобрения.
Гарри собирался с мыслями. Сегодня была пятница. Завтра, после похода в Хогсмид, намечалась вечеринка в Выручай-Комнате. Гриффиндорская вечеринка. А, если точнее, то гриффиндорцы приглашали туда всех, кого желали. Естественно, ни одного представителя Слизерина в списке не значилось. Однако идея Сириуса была явно не лишена смысла. Сейчас, пожалуй, больше всего было выгодно переманить на свою сторону хотя бы часть старшекурсников змеиного факультета… Кого же пригласить?..

На Зельях Снейп не появился. Вместо них МакГоногалл провела Трансфигурацию. Отсутствие профессора Гарри истолковал однозначно – Волдеморт. Это напрягало. По всей видимости, Малфоя, на которого Гарри периодически бросал тревожные взгляды, тоже, ибо всё занятие он просидел, как на иголках.
- Малфой, - Гарри уцепился за рукав слизеринца, задерживая в кабинете после того, как все разошлись, - нужно поговорить.
- О чём? – Драко был явно раздражён.
- Завтра будет гриффиндорская вечеринка. Я считаю, нам стоит пойти.
- Это ещё зачем?! – тот задохнулся от негодования.
- Во-первых, я туда не могу не пойти. Там мои друзья и мои союзники. Мне нужно поддерживать отношения. Во-вторых, ты – мой «жених», так что идти без тебя было явным нарушением легенды. В-третьих, я хочу взять с собой ещё нескольких слизеринцев. Для налаживания межфакультетской дружбы, так сказать.
- Ты что, решил пойти по стопам Дамблдора? – с сомнением протянул Малфой. – Это невероятно.
- Если я уговорю как минимум трёх слизеринцев, ты пойдёшь? – внезапно осведомился Гарри.
Драко что-то прикинул в уме, а потом коротко кивнул:
- Только что мне за это будет?
- Я не всю заколдую твою одежду в цвета Гриффиндора, - весомо ответил Гарри.
Слизеринец фыркнул, но с условиями согласился.

- Забини… - Гарри поймал однокурсника около библиотеки как раз в тот момент, когда шёл к Гермионе.
- Блейз, - улыбнулся слизеринец.
- Блейз, я хотел бы пригласить тебя на гриффиндорскую вечеринку в Выручай-Комнате завтра в шесть вечера, - выпалил Гарри.
- О, Поттер…
- Гарри.
- Гарри, я, конечно, понимаю, что неотразим, но Драко… - с лёгкой усмешкой начал тот.
- Господи, За… Блейз! Я совсем не за этим! Просто налаживаю межфакультетские связи…
Забини так на него странно посмотрел, будто: «Ага, конечно, знаю я, какие связи ты налаживаешь»… И Гарри слегка покраснел под этим взглядом, хотя и не сдался:
- Там будет Невилл, - заискивающе заметил он.
- Я догадался, - равнодушно ответил Забини и весь, как будто, заледенел. – Ты собираешься меня шантажировать?
- Чего?! – Гарри выпал в осадок от такого предположения. – Ни в коем случае! Я просто хотел заинтересовать тебя. Ведь Невилл… он ведь… в общем, я просто считаю, что ты мог бы попробовать наладить с ним контакт.
Забини покачал головой:
- Вряд ли это что-то изменит.
- Попытка не пытка. К тому же, это редкий шанс. Я бы не советовал тебе его упускать. Его просто может больше и не быть.
- Я подумаю…
- Мне нужен ответ к сегодняшнему вечеру, хорошо?
- Ладно. Но я ничего не обещаю.
- Только подумай хорошо! – радостно улыбнулся Гарри и умчался в библиотеку.

Гермиона была категорически «За» появление слизеринцев на вечеринке, а именно: ей нравилась идея Гарри про факультеты и союзников, но её банально пугала перспектива реакции Рона.
Она обещала, конечно, поговорить с ним, но не ручалась за результат. Упёртость Рона в последнее время могла поспорить с упёртостью осла. И этот факт расстраивал обоих друзей. Впрочем, Гермионе Гарри сочувствовал больше. В конце концов, она выслушивала истерики каждый день…

Следующей жертвой Поттеровского убеждения пала, естественно, Панси. Одного упоминания об алкогольном раздолье хватило, чтобы Паркинсон собрала себе в компанию целый слизеринский девичник и начала разрабатывать коварные планы по совращению невинных гриффиндорцев в игровой форме. Гарри внутренне содрогнулся, пожалел своих сокурсников, но потом, решив, что своя рубашка ближе к телу, искренне порадовался. Ему-то ничего не грозит... Он же с Драко, значит, практически свой.
Вот что интересно. Вроде бы факультет змеиный. Все хитрые, изворотливые... но если они кому-то доверяют, то это более чем оправданно. Они верны своим, хотя и не показывают этого. Но, если присмотреться: чуть что – весь Слизерин двигается в унисон.
В Гриффиндоре не так. Открыто говорить о преданности, кидаться в омут головой, жертвовать... но вот тут-то и процент предательств самый высокий. Безоглядно-наивное доверие ко всем однофакультетцам. Но ведь внешне самый сплочённый факультет на самом деле далеко не таков...
Гарри тяжело вздохнул и отправился на Прорицания. Гермиона решила всё-таки отказаться от курса Трелони, так что, по идее, Гарри должен бы был сесть с Роном... но он сел рядом с Крэббом и Гойлом. А что? Это был железный шанс притащить на вечеринку ещё и их. Крэбб, правда, всё же отказался: он на выходные уезжал по семейным обстоятельствам, а вот Гойл согласился почти с радостью. Заручившись последним согласием, Гарри тут же нацепил самодовольную улыбку и отправил Драко записку:
«Я лично пригласил трёх слизеринцев на вечеринку, и все трое согласились. Пойдёт человек семь».

Прочитав записку, Драко недовольно скривился, но кивнул Поттеру. В конце концов, это было бы неплохой возможностью понаблюдать и поразмышлять, стоит ли идти на поводу у взбалмошного гриффиндорца и делать предложение...

URL
2011-08-29 в 22:13 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 15


Внимание! Майкл Корнер у меня учится не в Рэйвенкло, а в Гриффиндоре. Надеюсь, мне простят эту маленькую перестановку)

Когда Драко понял, что к гриффиндорцам собрались практически все слизеринки-старшекурсницы, он даже не особенно удивился. Просто среди их девушек бытовало мнение, будто все гриффиндорцы – эдакие прекрасные принцы, сотканные из одного только благородства. Так что голубая мечта каждой слизеринки – выискать чистокровку-гриффиндорца и поиграть с ним, пока родители не успели выдать замуж...

Выручай-Комната оказалась сегодня не намного меньше, чем Большой Зал. Хотя и, несомненно, уютнее. Вдоль дальней стены располагался узкий длинный стол со съестным и спиртным. Драко изначально рассчитывал только на сливочное пиво, но обнаружилось даже огневиски, что приятно удивило. В правом дальнем углу располагались столики и что-то вроде деревянных ящиков, из которых лилась музыка. В левом дальнем углу стояли двухместные диванчики, явно предназначенные для парочек. Всё остальное пространство отводилось под танцы.
Как только на пороге появились слизеринцы, все присутствующие обернулись и замерли. Или почти все. Рон Уизли лежал на одном из диванчиков без сознания, а Грейнджер довольно улыбалась, глядя на него.
- Гермиона! – возмутился Поттер. – Что с Роном?
- Я его усыпила, - ответила девушка и демонстративно - гордо поправила причёску.
- Ээ?..
- Чтобы не скандалил. Я от него безумно устала... Ну и чего вы все так уставились?! Ничего удивительного, мир не перевернулся!

- Малфой, - Гарри ткнул слизеринца в бок, - ты чего такой задумчивый?
- Да вот размышляю, стоил ли мне заняться культурной интеграцией и ассимиляцией со средой невежественных гриффиндорцев...
- Чего?
- Не бери в голову, сладкий, - насмешливо ответил Малфой, чмокнул Гарри в висок и направился прямиком к небольшой кучке смеющихся гриффиндорцев. Гарри же решил, что наилучшим вариантом сейчас был бы стаканчик огневиски.
Около стола обнаружился Забини, залпом опрокидывающий уже, кажется, третий стакан.
- Эй, Блейз, ты что, с ума сошёл? – Гарри буквально вырвал у него очередную порцию. – Ты же так не сможешь на ногах держаться!
- А зачем мне на них держаться? – рыкнул слизеринец и выхватил стакан обратно.
- Затем, что Невилл тебя вряд ли сможет понять, если твой язык прилипнет к нёбу!
- Уже не важно, - стакан опустел. – Я уже пытался с ним поговорить.
- Иииии?
- Как только я сказал: «Привет», он сразу весь напрягся, покраснел, что-то прошипел и поспешил ретироваться в компанию Финигана и Томаса. Никогда не чувствовал себя так... мерзко и разочарованно. Я не смог даже привлечь его внимание! Какой же из меня слизеринец тогда, Мерлин подери!
- Стоп, успокойся... Возможно, ты просто всё не правильно понял.
Гарри схватил Забини за руку и потащил в сторону друзей.
- Невилл, можно тебя?
О, да, заметив Блейза, Лонгботтом действительно покраснел. Только совсем не так, как воспринял Забини. Совсем не так...
- Д-да, Гарри?
- Ты ведь не особенно знаком с Блейзом? – улыбнулся гриффиндорец. – Мы с ним немного подружились, пока я жил в подземельях... Думаю, тебе тоже стоило бы с ним пообщаться... Правда, Блейз?
- Несомненно, - очнулся Забини.
Гарри отпустил его руку, и слизеринца отчётливо качнуло. Всё-таки огневиски дало о себе знать. Невилл не растерялся и поддержал его. Тот безумно влюблённый взгляд, который Блейз кинул на Лонгботтома, удивил даже Гарри...
На этой счастливой ноте брюнет решил срулить куда-нибудь подальше, дабы не мешать двум влюблённым налаживать будущие отношения... Гарри присел на диванчик и принялся наблюдать за Драко, который, казалось, с большим интересом слушал спор Гермионы и Парвати. Лицо блондина казалось благожелательным, хотя Гарри был более, чем уверен, что Драко раздражён до крайности. Это заставило брюнета улыбнуться.
- Сразу видно, что Драко – твой жених, - рядом раздался мягкий голос Майкла Корнера. Насколько Гарри помнил, именно Корнер теперь занимал его место в гриффиндорской спальне.
- Что? – удивился Гарри, глядя на миловидного брюнета.
- У тебя такая улыбка... – он неопределённо пожал плечами. – Будто ты хотел бы смотреть на него вечно.
Гарри удивлённо поднял брови и снова кинул взгляд в сторону Драко. Теперь уже вертя эту мысль Корнера со всех сторон... И с некоторым недоумением понял, что этот наблюдательный паренёк не так далёк от истины.
- Хотя, я не уверен, что вы друг другу подходите.
- Почему это? – Гарри неожиданно разозлило подобное заявление.
- Потому что между вами нет взаимной любви.
- Ты не прав, Майкл, - ответил Гарри. Легенда превыше всего.
- Ещё как прав. Ты его не любишь. И он тебя. Я бы посоветовал разорвать помолвку. И побыстрее, а иначе расчетливый Малфой вскоре потащит в Министерство – оформлять брак. Ему пригодятся твоё имя и репутация. И деньги. Насколько я слышал, его отец умер.
-Майкл, всё это тебя не касается, - безапелляционно заявил Гарри и уже начал подниматься, чтобы уйти, как Корнер схватил его за запястье и усадил на место.
- Гарри, ты притворяешься или правда не понимаешь? – это было сказано шёпотом, так что Гарри пришлось чуть ли не по губам читать.
- Видимо, не понимаю, - ответил он.
- Боже, - выдохнул Майкл, - я просто хочу предложить себя на место Малфоя. Ты нравишься мне. Действительно нравишься. У нас могло бы получиться что-нибудь настоящее... ты же не станешь жертвовать своим счастьем ради него?..

Драко слушал какой-то псевдонаучный бред, который, словно воды Ниагары, лился изо рта одной из сестричек Патилл (какой точно, слизеринец не ручался) и думал про себя, стоит ли делать предложение Поттеру. Точнее, нет, не так. То, что это выгодно, он уже решил, вопрос был в том, стоит ли это делать здесь, на гриффиндорской вечеринке. В принципе, много свидетелей... и все их друзья тут... Поттер должен быть доволен.
Драко бросил взгляд на гриффиндорца, и его глаза расширились. Гарри сидел на возмутительно маленьком диванчике рядом с каким-то брюнетистым козлом. То, что собеседник Поттера был козлом, обсуждению не подлежало, ибо парень явно переходил все границы. Он крепко держал Гарри за руку и что-то ему нашёптывал... а чёртов Поттер, неотрывно следил за его губами! И этому человеку Драко решил делать предложение?!

- Прости, Майкл, но я не могу предложить тебе ничего, кроме дружбы, - как можно более отстранённо произнёс Гарри.
- Ладно, Гарри, - легко согласился Корнер. – Я понимаю твоё решение и принимаю его. Но и не отказываюсь от своих намерений. Я отойду на время. Однако, если у вас с Драко ничего не выйдет... я буду первым, кто попробует завоевать твоё сердце.
- Договорились, Майкл, - усмехнулся Гарри. Ну, надо же. Настоящий благородный гриффиндорец. Всё сказал в лицо и даже готов подождать. Чудненько.

И что это, интересно, гриффиндорец так активно начал улыбаться? Драко взволнованно посмотрел на козла. Плотный, высокий, выразительные тёмные глаза... может ли он заинтересовать Гарри? Может. Драко лучше? Естественно! Так какого чёрта Поттер так на него пялится?!
Драко сам не заметил, как оказался около веселящейся парочки.
- Развлекаешься, любимый? - сделав упор на последнее слово, промурлыкал Драко.
- Без тебя не очень весело, - произнёс Гарри и выдернул запястье из хватки Корнера.
- О, да, я вижу, - сарказм – в голос, язвительность – в глаза.
- Майкл Корнер, - протянул руку брюнет. – Рад познакомиться.
- Аналогично, - кивнул Драко, но руки, тем не менее, не подал. – О чём болтаете с моим женихом? Судя по не обременённому интеллектом лицу, предполагаю, что о квиддитче?
- Драко! – возмутился Гарри.
- Да, Гарри? – Драко намеренно выделил имя гриффиндорца. – Тебя что-то не устраивает? Или собеседник уже успел тебя очаровать?
- Малфой, твою мать! – снова попытался вклиниться брюнет.
- Не смей даже упоминать maman, Поттер, - холодно ответил Драко. – Ты, видимо, притащил меня сюда для того, чтобы я наблюдал, как ты шашни с другими прямо перед моим носом крутишь? Не много ли ты на себя берёшь, Золотой Мальчик?
- А не пошёл бы ты лесом, Малфой?! – взорвался Гарри. – Ты уже достал меня своими беспочвенными наездами и клиническим отсутствием мозгов. Пойди, прогуляйся, может, проветри то место, которым думаешь!

На последней фразе Малфой резко развернулся и вышел из Выручай-Комнаты. Молча. Кажется, это весьма удивило тех немногих, которым удалось расслышать ссору за гомоном голосов и орущей музыкой...
- Гарри? – Майкл выглядел виноватым. Хотя и несколько радостным.
- Всё в порядке, - ответил Гарри. – Просто мне надо выпить...
Остаток вечера гриффиндорец планомерно напивался. Гарри чувствовал себя так, будто отпахал за весь мир. И ему хотелось просто лечь и прикинуться мёртвым, чтобы больше к нему никто не лез, никто не трогал, чтобы про него забыли. Вообще. Или хотя бы на время. Огневиски – шикарный помощник. На шестом бокале память Гарри сделала ручкой и унеслась в неизвестном направлении...

URL
2011-08-29 в 22:14 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 16


У Северуса Снейпа со временем выработалось очень полезное качество: всё замечать, но нежелательное при этом оставлять незамеченным. Таким образом, информация автоматически фильтровалась, проходя через глаза и уши зельевара, попадая внутрь чистой, незамутнённой лишней шелухой.
В общем, полуторачасовой монолог Тёмного Лорда, приправленный изрядной долей пафоса, дошёл до сонного мозга Снейпа в форме лишь одной единственной фразы: «Люциус не справился – поплатился, так что теперь твоя очередь, Северус».
Прямо скажем, нерадостно. Хотя, по сравнению с Малфоем, ему, конечно, больше повезло, ибо идея у Лорда уже созрела:
- Я хочу, чтобы самый близкий Поттеру человек оказался у нас. А, ещё лучше, чтобы он был на нашей стороне. Что скажешь, Северус?
- Это маловероятно, - осторожно начал профессор. Похоже, что любовную историю Поттер-Малфой пора пристально осветить перед Волдемортом. – Я считаю, что самым близким для Поттера человеком сейчас стал младший Малфой.
- Неужели? – казалось бы, Лорда позабавила эта мысль. О, да, тут есть, над чем посмеяться. – И что же тебя навело на эту мысль?
- Они объявили о помолвке.
- А Драко не теряет времени даром, да? Надеюсь, он окажется умнее своего папочки. Он ведь примкнёт к нам? Я даже прощу его летнюю выходку, если сейчас он согласится... Передай моё предложение, Северус. И доложи в течение двух дней о результате.
Мастер Зелий уходил с собрания в смешанных чувствах. В принципе, ничего криминального он Лорду не выдал, но, с другой стороны, после разговора с Дамблдором, всё равно придётся рассказать всё Драко. Хотя бы для того, чтобы тот не наделал глупостей, если Лорд решит подстраховаться и прислать кого-нибудь ещё на предмет переговоров...

Покинув Выручай-Комнату, Драко первым делом направился к себе.
- Гарри любит Драко, - сквозь крепко сжатые зубы произнёс он, и открыл тайник.
Накинув на плечи мантию-невидимку, слизеринец отправился обследовать замок. Драко был очень зол, и не хотел сидеть на месте, ему надо было подумать. Воодушевившись воспоминанием о виде с Астрономической Башни, Малфой направился именно туда, в надежде, что площадка не будет занята какой-нибудь влюблённой парочкой...
Благосклонная судьба позволила Драко провести на Башне не меньше пары часов, пока ледяной осенний ветер не прогнал его восвояси. Справедливо рассудив, что вечеринка, должно быть, уже закончилась, блондин решил отправиться в Выручай-Комнату. Находиться с Поттером на одной территории не хотелось совершенно. А ночёвка на Астрономической Башне грозила пневмонией.
Поднявшись на седьмой этаж, Драко принялся ходить около стены, пока в ней не появилась дверь. Аккуратно приоткрыв её (мало ли, может, ещё не все разошлись), слизеринец ахнул. Комната была заполнена всяческим хламом, а откуда-то из-за завалов слышались странные шорохи. Поплотнее закутавшись в мантию-невидимку, Драко медленно стал продвигаться к источнику звука, стараясь не шуметь.
Картина, которую он обнаружил, показалась ему более чем странной. Корнер вертелся около непонятного шкафа. Разглядеть, что конкретно он делал, было невозможно с того расстояния, на котором был Драко, но подойти ближе он не решился. Мешали слишком узкие проходы между кучами хлама.
Увиденное так насторожило подозрительного слизеринца, что он в срочном порядке решил вернуться в комнату несмотря ни на что. Было сразу понятно, что Корнер что-то задумал, но разговаривать с Поттером Драко не хотелось принципиально, даже по делу.
Оказавшись в комнате, Драко обнаружил своего соседа спящим на диване. Похоже, ночные приключения так утомили беднягу, что он даже не смог дойти до собственной постели. Несколько секунд Драко соображал, что он будет с этим делать, затем подошёл и снял с парня очки. Та же участь постигла мантию и рубашку. Блондин призвал из своей комнаты плед и укрыл начинавшего замерзать гриффиндорца. Затем Драко присел на краешек дивана. Гарри заворочался, свернулся калачиком, тесно прижимаясь к бедру Драко, и застыл в такой позе. Слизеринец аккуратно убрал тонкую чёрную прядку со лба гриффиндорца и невольно вздохнул.
Больше всего ему сейчас хотелось, чтобы Поттер прекратил корчить из себя чёрт знает, кого, и начал нормально общаться. ПО мнению Драко, во всём всегда был виноват сам Поттер. Никто иной. При этом, блондин почему-то чувствовал себя виноватым. Впрочем, развивать эту тему, даже просто у себя в голове, он не собирался. Слизеринец был твёрдо уверен: совесть – это болезнь. Опасная и невыгодная. А всего, что опасно и не выгодно, следует избегать. И если Мальчик-Который-Выжил был достаточно везуч и слабоумен, чтобы позволить себе такую роскошь как совесть, то насчёт себя Драко всегда знал точно: у него удачи хватает ровно для того, чтобы выжить. И то, если ко всему относиться с осторожностью.
Так что Драко лишь горестно вздохнул и направился в свою комнату. Так что он просто не мог слышать, как сквозь сон Гарри позвал его по имени...

Гарри просыпался с огромным трудом. Веки, словно налившись свинцом, ни в какую не хотели подниматься, в ушах звенело, в желудке происходила революция... а уж про то, что происходило непосредственно с головой юного пьяницы, тот даже думать не хотел.
Несмотря на плачевное состояние, память Гарри была в полном порядке, так что события вечера периодически прокручивались и внимательно просматривались, что, в общем-то, особой радости не доставляло. Зато искреннее счастье отразилось на лице гриффиндорца, как только он увидел записку от Драко следующего содержания: «Я в библиотеке до обеда. На столе антипохмельное».
Схватившись за спасительный пузырёк и осушив его в два глотка, Гарри даже не задумался о том, что, по идее, должен быть безумно обижен. Однако потом решил, что, раз Драко всё равно не увидит, с какой поспешностью он принял лекарство, то и не узнает об этом.
Гарри весь день провалялся на диване с книжкой. Это было для него совершенно не свойственно, но какая-то странная, всепоглощающая усталость брала над ним верх. Так что Драко, вернувшийся в комнаты после обеда, обнаружил брюнета всё на том же месте, где и оставил его утром.
Не придумав ничего умнее, Драко извинился за своё поведение накануне, но при этом всё равно умудрился намекнуть, что общение с подобными Корнеру до добра не доведёт. Да и репутации слизеринца конец.
- Малфой, я принимаю твои извинения, но вот, с какой стати я должен ограничивать себя в общении, не понимаю совершенно и не пойму никогда. Мы вчера с Майклом договорились сходить в Хогсмид.
- Ясно, - тон у Малфоя был на редкость холодный. Слизеринец резко развернулся на каблуках и исчез в личной комнате, а Гарри осталось лишь смотреть на захлопнувшуюся дверь с таким странным, тянущим ощущением, будто он сделал что-то не так...
- Мы же просто друзья, - пробормотал Гарри.
Из-за двери внезапно раздался голос:
- Тебе же лучше, если это так, Поттер!
Гриффиндорец вздрогнул и улыбнулся. Всё-таки такое поведение объяснить подпорченной репутацией сложно. Ревность – штука неконтролируемая...

URL
2011-08-29 в 22:14 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Корнер в общении был весьма мил. Он явно показывал свою заинтересованность в Гарри, но при этом не делал ничего предосудительного или даже хотя бы немного компрометирующего. С другой стороны, учитывая «помолвку», сама эта прогулка в глазах окружающих выглядела не особенно прилично.
Но Гарри было на это наплевать, а уж Майклу-то тем более. Сначала парочка прошлась по магазинам, закупив на неделю сладостей, некоторых необходимых вещей, вроде дополнительных перьев, и какой-то сувенирной ерунды. Как только они покончили с шопингом, Майкл предложил пойти и поесть мороженого, но Гарри, как представил, что они с Корнером сидят за столиком «для двоих», а на них весь зал пялится... В общем, идея была отклонена как несостоятельная и не соответствующая дружеской встрече, а на её место была с радостью принята другая: поход в «Три Метлы».

Тем временем Драко искал всё, что могло бы связывать Корнера и Выручай-Комнату. Шкаф не давал покоя. Нужное место комната не показывала, как только Драко её не упрашивал. Реакция нулевая. Один раз даже получилось абсолютно пустое белое помещение, даже без окон. Мрачно.
Смирившись с тем, что Хогвартс ему по собственной воле не поможет, Драко отправился в библиотеку. Но ничего ни про какие шкафы ему найти не удалось и там. Это его только ещё больше насторожило.
- Я же говорю тебе, Блейз, - сидя на диване в гостиной, жаловался блондин. – Здесь точно что-то нечисто!
- Мерлин Великий, Драко! Это банальная ревность. Тебе просто не нравится этот Корнер, вот ты на него всех собак и вешаешь, - друг ему не верил и пытался объяснить, что мыслить здраво Малфой сейчас явно не в состоянии. – Я понимаю, ты на эмоциях. Пошёл бы и морду ему набил разок, а то ишь, что удумал... Заговор!
- Ты не прав, друг мой... – никак не хотел соглашаться Драко. – Ревность и паранойя – это всё прекрасно, их нельзя сбрасывать со счетов, но, сам подумай, какого чёрта Корнер делал в этой странной комнате, с этим непонятным шкафом?..
- Ты вообще знаешь, что это за комната? – вкрадчиво поинтересовался Блейз.
- Конечно, Выручай.
- О, нет, друг мой, - радостно протянул Блейз. – Это не просто Выручай-Комната. Это комната, куда студенты прячут то, что не должно быть найдено... Вероятно, этот самый Корнер держит в этой комнате какую-то свою вещичку. И вполне возможно, что такая огромная штука как шкаф привлекла его внимание. Зачем студенту прятать шкаф? Вот он и крутился вокруг. Рассматривал.
- Это лишь догадка, - фыркнул Драко.
- Ну конечно! Только моя «догадка» выглядит почему-то правдоподобнее, чем все твои «факты»!
Драко глухо зарычал и состроил обиженную мордочку.
- И вообще, - заметил Блейз, - я бы на твоём месте не забывал, что являюсь «страшным и ужасным слизеринцем», что автоматически ставит в позицию менее доверительную.
- То есть ты хочешь сказать, что Поттер скорее поверит этому Корнеру, чем своему жениху?! – возмутился Драко.
- Да, именно это я и сказал, - ответил слизеринец, а затем вскинул руку, останавливая поток протестов, рвущийся с языка друга. – Ничего не говори, просто обещай мне подумать об этом, хорошо?
Драко ничего не оставалось, кроме как кивнуть.

После того, как Блейз ушёл, Драко действительно не на шутку задумался, а поверит ли ему Гарри? Ведь, если так логически рассудить, в последнее время отношения у них не самые лучшие. Хотя они и в половину не так плохи, как до этого лета, но всё же особого доверия между ними не наблюдается.
Все их отношения: вынужденные обстоятельства и фикция. Могли бы они действительно когда-нибудь наладить общение, если бы не всё это? Вряд ли. И по непонятной причине Драко очень расстроил данный вывод...

А Гарри с каждой минутой всё больше понимал, что его общение с Корнером ничем хорошим не закончится. После сливочного пива Майкл несколько обнаглел и лез чуть ли не с поцелуями.
Увернувшись от очередного «невинного» чмока, гриффиндорец выдал коронную улыбку и аккуратно предложил вернуться в Хогвартс. Корнер, кажется, подумал что-то не совсем то, так как потащил Гарри в гриффиндорскую башню, посекундно упоминая, какой у него потрясающий непроницаемый полог. К счастью, на пути им встретился мрачный Драко, который с непроницаемым взглядом схватил Гарри за руку и потащил в противоположном направлении.

- Эй, Малфой, ты чего? – Гарри пытался хотя бы немного затормозить бешено несущегося слизеринца, но тот не откликался. – Малфой! Драко, Мерлин тебя подери! Скажи хотя бы, куда ты меня тащишь!
- Увидишь, - мрачно, на грани слышимости пробормотал слизеринец.

В Большом Зале было не очень много народа. Одни ещё только подтягивались из Хогсмида, другие после бурного похода по кафешкам решили вообще ужин пропустить.
Северус спокойно ужинал и размышлял о том, что сегодня было бы неплохо поговорить с Драко. Только Мастер Зелий поднёс ко рту кусочек аппетитного стейка, как предмет его мыслей вихрем ввалился в Зал, привлекая к себе всеобщее внимание.
Затем Малфой бухнулся на колени перед ничего не понимающим Гарри Поттером. Гриффиндорец в растерянности смотрел по сторонам, явно не представляя, что происходит. Мерлин Великий, и вот этих придурков приходится учить...
- Гарри Джеймс Поттер, выходи за меня замуж! – на одном дыхании выдаёт Драко, и все присутствующие замирают в ожидании ответа.
- Ээ... – выдал Золотой Мальчик.

Немая сцена. Северус закатил глаза и продолжил есть, звеня приборами в абсолютной тишине.

URL
2011-08-29 в 22:15 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 17


Лирическое отступление.

С самого детства Драко знал, что его священный долг – обеспечить свой род наследником. Таким образом, одной из важнейших его обязанностей была женитьба. Ему чуть ли не с младенчества вдалбливали в голову, какой должна быть «идеальная невеста». Обычно, в головах детей аристократов эти представления сидели крепко, но не настолько, чтобы преследовать и в сознательной жизни. Всё-таки идеал подобрать не так легко...
Но Нарцисса Малфой была не менее обстоятельной, чем её муж. Урождённая Блэк, мать Драко отличалась редкой для Малфоев импульсивностью и горячностью. И, естественно, она была не настолько прагматична, как Люциус. Она взращивала в Драко романтическую идею «идеальной невесты» на протяжении всей жизни сына. Ведь она желала ему только самого лучшего и не хотела допускать даже возможность ошибки.
Нарцисса часто любила мечтать о будущем сына вслух. Так что Драко абсолютно точно знал, как он познакомится с невестой и какие у них будут отношения, как он начнёт за ней ухаживать, как они объявят о помолвке, как он сделает предложение... Впрочем, годам к 15 местоимение «Она» поменялось на «Он», но смысл остался прежним вплоть до мелочей...

Конец лирического отступления.

И вот теперь Драко стоял на одном колене перед Мальчиком-Который-Выжил и держал перед ним небольшую коробочку, ожидая ответа. И только в этот момент он понял, что безумно счастлив, что Нарцисса не видит всего этого... Мечта его матери похоронена под обломками гордости Драко Малфоя.
Поттер не блондин, его, особенно, после этого лета, совсем не назовёшь хрупким и нежным, он не чистокровный колдун, его окружение напугает любого уважающего себя аристократа, а манеры оттолкнут даже флобберчервя. У Поттера нет ни малейшего понятия об элементарных вещах, свойственных культуре магов. У «невесты» наследника Малфоев должна быть либо кротость, либо признание беспрекословного приоритета мнения будущего мужа. У Поттера, естественно, не наблюдалось ни одного, ни другого. Он даже не слизеринец!
Они с Поттером не были официально представлены, не общались перепиской, как Драко представлял общение со своим будущим супругом. Они не ходили на двенадцать положенных свиданий перед помолвкой и не объявляли об оной на специально данном в честь события приёме. И Драко делает предложение не в Главном Зале поместья Малфоев, а в Хогвартсе...
А Поттер смотрел на него своими растерянными зелёными глазищами и не шевелился, в то время как Драко всё больше и больше жалел о том, что сделал. И ему снова вспомнилась Нарцисса. Оставалась лишь небольшая надежда, что потом, когда они с Поттером разведутся, Драко всё-таки сможет сделать всё так, как надо...

Гарри удивлённо смотрел вниз, на аккуратное серебряное кольцо, сделанное в виде змеи. Рептилия дважды оборачивалась вокруг пальца, а в раскрытой пасти, удерживаемый клыками, сиял брильянт, размером и формой напоминающий фундук.
Затем гриффиндорец посмотрел на белого (за исключением пунцовых щёк), как мел, Малфоя. Не то что бы Гарри не ожидал, что блондин всё-таки решится на этот поступок, просто он не ожидал, что это будет вот именно ТАК. Ни с того, ни с сего. Гарри предполагал, что перед этим они поговорят, заверят друг друга, что всё будет в порядке, что пять лет относительно этой чёртовой войны – ерунда. Всё равно ни у кого из них не будет времени на то, чтобы завести нормальные отношения...
Но Малфой был бледным, а в глазах у него плескался страх вперемешку с какой-то болезненной решимостью. Гарри одними губами спросил «Уверен?», на что Драко, слегка помедлил, а затем еле заметно кивнул.

Большой Зал молчал. Все находились в ожидании. Гарри Поттер застыл в неловкой позе. Он всё ещё держал Драко Малфоя за одну руку, словно забыл вернуть себе конечность, и неотрывно смотрел то ли на кольцо, которое так ярко блестело, что было видно даже с другого конца Зала, то ли на жениха.
Это продолжалось не меньше минуты. А затем Золотой Мальчик молча наклонился и легко поцеловал Малфоя в губы:
- Я согласен.

И только Северус Снейп видел замешательство обоих своих студентов, их сомнения и страх. Всё же, более извращённая идея просто не могла прийти Дамблдору на ум. И что теперь делать с этими жалкими запутавшимися созданиями?..

Драко, будто во сне, поднялся с колена, вынул кольцо из коробочки и дрожащей рукой надел его на палец Поттеру. Слизеринца колотило, что не укрылось от пристального взгляда брюнета. Гриффиндорец крепко сжал его руку и двинулся в сторону слизеринского стола. Стоило только паре занять свои места, как тишина рухнула громом возгласов и поздравлений. А растерянный Драко всё никак не мог отпустить руку Гарри, словно от этого зависела его жизнь...

После ужина Поттер утянул Драко в комнаты, причём, каким-то чуть ли не потайным путём, что было как нельзя кстати.
Очутившись в гостиной за спасительным портретом, где их не смог бы достать ни один ученик или преподаватель, они, не сговариваясь, уселись на диван, прижавшись вплотную друг к другу, словно воробьи на жердочке. Такие же растерянные и взлохмаченные.
- Прости... – начал Драко.
- За что? – откликнулся Поттер, смотря ничего не выражающим взглядом в одну точку.
- За то, что устроил на гриффиндорской вечеринке. Я не должен был так себя вес...
- Забудь, - перебил его Гарри, - теперь это уже не важно. Нам придётся... нам надо... научиться теперь жить совсем по-другому.
Гарри резко встал и ушёл в свою спальню. А Драко не мог сдвинуться с места. Он внезапно понял, что всё изменилось. И он чувствовал, что эти изменения не придутся ему по душе.

URL
2011-08-29 в 22:16 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Раннее воскресное утро принесло Драко ощущение ужаса. Вчера все события воспринимались почему-то не так остро. Возможно, сказывалась усталость за день. Не зря же он умудрился уснуть почти сразу после ужина.
Не в силах больше оставаться в кровати, слизеринец аккуратно разведал обстановку, но его опасения оказались напрасными, Гарри всё ещё спал.
Его «не правильную невесту» можно было хорошо разглядеть сквозь щель приоткрытой двери. Гарри разметался по кровати, а сама постель больше походила на поле боя. Кажется, Надежда Волшебного Мира спала очень беспокойно. И не особенно тихо, губы гриффиндорца шевелились, но, что конкретно он говорил, было не разобрать, так что Драко решился на отчаянный шаг. Он вошёл в спальню.
- Нет... только не это... – отчаянный шёпот, хриплый, словно это и не шёпот вовсе, а сорванный от многочасовых криков голос, - не надо, не трогайте его...
Драко аккуратно дотронулся до плеча брюнета:
- Поттер? Проснись.
Реакции не последовало.
- Поттер! – на этот раз Драко был настойчивее, даже пару раз встряхнул гриффиндорца.
Гриффиндорец приоткрыл мутные глаза и машинально рванулся в сторону, словно от страха.
- Поттер! – еле удержал его Драко, но брюнет его, кажется, не услышал. Он всё повторял «не надо» и «хватит», будто бы всё ещё продолжал спать.
Драко не нашёл ничего лучше, чем прижать к себе трясущегося гриффиндорца и начать успокаивающе гладить по лохматой голове.
- Всё будет хорошо, Гарри, всё уже закончилось, - тихо произнёс он. – Я не причиню тебе вреда, я хочу помочь. Всё будет хорошо...
Внезапно брюнет перестал дрожать, он аккуратно высвободился из объятий и полувопросительно произнёс:
- Драко?..
- Да, - просто ответил он, подавая ему очки. – Всё в порядке?
Гриффиндорец кивнул, водружая окуляры на нос.
Драко встал и направился к двери.
- Эй, Малфой! – окрик Гарри остановил слизеринца уже у самого порога.
- Знаю-знаю, если проболтаюсь, ты меня убьёшь, ещё что-нибудь?
- Вообще-то, я хотел сказать «спасибо», - тихо ответил Гарри, смотря куда-то в район простыней.
Драко обернулся, удивлённый таким нерешительным голосом гриффиндорца и еле заметно улыбнулся, пока Поттер был занят разглядыванием отвратительных ромашек на пододеяльнике.
- Не за что, Гарри, - ответил слизеринец, покидая комнату.

Драко наткнулся на профессора Снейпа буквально на пороге их с Гарри комнат.
- Вы ко мне, профессор?
- Да, нам следует поговорить, - мрачно оповестил зельевар и направился к выходу из слизеринской гостиной.

Выслушав «заманчивое предложение» Волдеморта, Драко пришёл в ужас. Он вскочил с места и заметался по кабинету, яростно жестикулируя и задавая вопрос «что же делать?» в разных вариациях. Досчитав до четырнадцатого перефразирования, Северус встал с места и влил в Драко пол пузырька успокоительного зелья.
- Успокойся, Драко. Я тебя оповещаю об этом предложении только потому, что хочу удержать от необдуманных поступков. Вполне вероятно, что Лорд захочет меня проверить и пошлёт к тебе ещё кого-то. Ты должен быть очень осторожен.
- Я понял профессор. Только я не знаю, стоит ли говорить об этом Гарри?..
- Гарри? – переспросил Снейп, делая упор на имя.
- А почему нет? Мы без пяти минут женаты, - фыркнув, вывернулся крестник. – Ну так что?
- Думаю, что его тоже лучше предупредить о такой возможности. Он тоже должен быть начеку.
- Хорошо, профессор, - вздохнул Драко. Однако, только покинув кабинет Снейпа, слизеринец поменял своё решение. Вряд ли гриффиндорцу стоит знать о подобной перспективе. У них и так с доверием плохо, а если Драко ещё ко всему прочему скажет, что его Тёмный Лорд на свою сторону чуть ли не шоколадными лягушками заманивает, Гарри его и вовсе к себе не подпустит. А с некоторых пор слизеринцу стало важно если уж не хорошее, то хотя бы стабильное отношение Золотого Мальчика.

Гарри ещё какое-то время провёл в постели. Он слышал, как в ванной шумела вода, как Драко встретился со Снейпом около портрета... Он уже совсем не хотел спать, но и вставать тоже.
Гарри смотрел на белый потолок и думал. А что бы было, если бы их с Драко брак на самом деле был не фиктивным? Какие отношения у них были бы? Получилась бы у них... семья?
Думать об этом было странно, но почему-то немного приятно. И Гарри думал. Почему бы и нет. Ведь этого ему никто не мог запретить...
И тут гриффиндорца посетила шальная мысль. Что, если наплевать на всё и просто попробовать? В конце концов, что ему терять, кроме себя самого?
Нет, несомненно, была возможность, что Драко его высмеет вместе со всеми романтическими порывами, но не зря же слизеринец поцеловал его тогда, после игры со слизеринцами... ведь поцелуй в закрытой тёмной комнате вряд ли можно назвать игрой на публику. Разве что порывом. А порывы на пустом месте не появляются.
Но как подступиться к такому человеку, как Слизеринский Принц?.. Гарри решил это выяснить единственным доступным и, по совместительству, самым удобным для его нынешнего положения путём.
При помощи наблюдения.

Возвращаясь от Снейпа, Драко был не в самом лучшем расположении духа, он был рассеян. Около очередного поворота, слизеринец выронил значок старосты, который ему взбрело в голову переколоть поровнее, так что притормозил. Это дало ему возможность не спугнуть весьма интересный сюжетец.
Майкл Корнер разговаривал с Крэббом и Гойлом. Причём, не ругался, а, судя по тону, раздавал указания... Но расслышать было невозможно.
Сделав несколько громких шагов перед тем, как свернуть за угол, Драко вышел в коридор. Но там уже никого не оказалось. Два слизеринца и гриффиндорец словно растворились в воздухе.
Пару раз удивлённо моргнув, Драко решил, что либо, у него очень высокая температура и психоз на фоне параноидальной ревности, либо здесь что-то нечисто. Но сообщать об этом Гарри без доказательств Драко не собирался. Гриффиндорец и так слишком часто выставлял его дураком.

URL
2011-08-29 в 22:17 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 18


- Драко Малфой ответил отказом, мой Лорд, - чётко произнёс Снейп, за что и получил круцио.
- Раз гора не идёт к Магомету... – прошипел Риддл, - Магомет обойдётся без неё. Ты можешь идти Северус, но будь готов, скоро ты мне понадобишься для очень важного дела.

Гарри следовал собственному решению. Он наблюдал за Драко. Иногда, пожалуй, это было даже слишком заметно, но окружающие списывали это на безумную влюблённость, а сам объект мало что видел вокруг себя в последнее время.
Гарри подмечал мелкие детали за своим будущим мужем. Особенно это было удобно при подготовке свадьбы. Церемонию и всё, что для неё было нужно, взял на себя Дамблдор, но Драко всё равно не давал директору прохода, стараясь участвовать в процессе не меньше.
Оказалось, Драко любил белые цветы, название которых Гарри не мог даже выговорить, но они так прекрасно пахли, что, наверное, гриффиндорец был даже готов согласиться, что они действительно стоят полтора галлиона за штучку. Драко смешно морщил нос, когда обнюхивал букеты, проверяя, свежие цветы или нет.
- Тебе нравится? – Драко в очередной раз подошёл к Гарри с двумя, на взгляд гриффиндорца, совершенно одинаковыми кусочками ткани.
- Да, - привычно ответил брюнет, мимолётно улыбаясь.
- Какой больше? – дотошно уточнил Драко.
- Ээ... – не нашёлся Гарри. Но ведь он действительно не видел ни малейшей разницы!
- Всё ясно, мистер Красноречие Года. Я тоже думаю, что правый лучше...
И после этого Драко упорно называл невестой Гарри. Это было невероятно забавно. А когда гриффиндорец не отвечал ему, а лишь вскидывал бровь в манере Снейпа и ехидно усмехался фирменной малфоевской усмешкой, Драко начинал очень потешно раздражаться.
Почему-то теперь все подколки, язвительные шпильки и странные шуточки Драко не казались такими уж обидными или неприятными. Скорее, он выглядел мило.
И подобное открытие безумно напугало Гарри.
За неделю Гарри увидел в Драко гораздо больше, чем за все предыдущие годы знакомства. Это было и странно, и правильно одновременно.

Вот только было кое-что, что очень Гарри напрягало. Точнее, это было даже не одно кое-что. Их оказалось несколько. Во-первых, это отношение Драко. Он словно старался одновременно и быть на расстоянии, и, наоборот, находиться как можно ближе. Это выглядело немного странно. Как будто он делает шаг вперёд и сразу назад. Потом снова вперёд и опять назад. И так постоянно. Во-вторых, он стал часто пропадать из поля зрения. Для Драко, который обычно очень любил мозолить глаза Золотому Мальчику, такое поведение было, мягко говоря, не свойственно. И, вытекающее из этого, в-третьих, Слизеринский Принц что-то скрывал. И скрывал очень удачно. Гарри никак не мог отследить, что происходит, а спрашивать напрямую было бы слишком заметно.
Как будто Гарри чувствовал, что свою наблюдательность выдавать пока не стоит.

Драко никак не мог ничего выяснить по интересующей его теме. Но без доказательств он так и не хотел ни к кому идти. Пожалуй, сработал малфоевский эгоизм: «Лучше сам, зато и героем буду единолично».
А тем временем день свадьбы неумолимо приближался. И Драко уже не паниковал так сильно, как раньше. Сначала ему казалось, что он просто смирился, но потом пришло какое-то чувство удовлетворения. Они с будущим супругом стали проводить вместе гораздо больше времени, за каким-нибудь совместным занятием или просто, болтая о чём-нибудь и обходя «взрывоопасные» темы.
Это было хорошо. Нет, действительно, хорошо. И так спокойно, что не подкашивала даже невозможность ничего разузнать про махинации Корнера.

- Что читаешь? – Драко заглянул через плечо к Гарри и замер.
- Мне Гермиона дала, - улыбнулся брюнет, не замечая реакции слизеринца. – Это Исчезательный Шкаф. Хочешь, расскажу?
- Да, - Драко уселся напротив Гарри и внимательно ловил каждое его слово... И, чем больше он узнавал, тем больше его пугала мысль, что он не имеет представления, зачем такая штука понадобилась Корнеру.

Прошло ещё около недели. До Хэллоуина оставался один день. Гарри, на самом деле, просто умирал от смеха, когда узнал, что их с Драко свадьба назначена именно на этот вечер. А вот слизеринец в восторге от этой идеи не пребывал, хотя и не мог не находить такое совпадение весьма забавным.
Гарри и Драко сидели на разных концах дивана и читали, украдкой поглядывая друг на друга.
- Гарри, - впервые за две недели Драко обратился к гриффиндорцу по имени.
- Мм?
- Не хочешь выпить в честь наступающего праздника? – Драко отложил книгу и внимательно посмотрел на брюнета.
- Давай, - открыто улыбнулся Гарри, почему-то решив, что это не самая плохая идея.
Вино кончилось быстро, где-то во время рассказа Гарри о василиске. Так что Драко предложил перейти на «что-нибудь более существенное», и этим чем-нибудь, естественно, оказалось огневиски...
Примерно через полтора часа Гарри просто потерял нить. Не только нить разговора, а вообще. Он просто плохо понимал, что происходит. Впрочем, состояние было не лучше.
Они уже сидели, чуть ли не друг на друге. Драко, кажется, рассказывал какую-то смешную историю из жизни слизеринских спален, а Гарри заливисто смеялся, хотя и не особенно понимал, над чем. Единственное, что он знал – это то, что ему хорошо. Так почему же не смеяться?
Внезапно Гарри повернулся к Драко, заметив, что тот как-то странно замер. Их лица оказались буквально в сантиметре друг от друга. Взгляд Драко приковало к губам Гарри. И никто из них уже ничего не мог поделать. Оставалось лишь поддаться искушению...
Они иступлённо целовались, сидя в своей гостиной на узком диванчике и ничего не замечая вокруг. Возможно, они и не ограничились бы простыми поцелуями, но Драко, как более стойкий из них к алкоголю, прервал поцелуй.
- Завтра ты можешь пожалеть об этом, - тихо произнёс он.
- Это мне решать, - возразил Гарри и снова потянулся за поцелуем, но Драко остановил его. – Ты не хочешь?
- Я не уверен, что ТЫ хочешь. Вернее, что тебе это нужно.
- Но...
- Подожди, - тихо произнёс Драко. – Давай договоримся. Если завтра ты всё ещё будешь этого хотеть, то наша брачная ночь пройдёт именно так, как и полагается по традиции... Но сейчас явно не то время и не то состояние.
Гарри пару минут пытался вникнуть в речь Драко, но получалось не очень хорошо. Однако, главную мысль он всё-таки уловил «завтра, если всё ещё будешь этого хотеть». А какая, собственно, разница? Гарри уже давно этого хотел... не так уж и сложно пережить всего один день, ведь правда?..

URL
2011-08-29 в 22:17 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
В Большом Зале было много народа. Даже слишком много. Гарри никогда не думал, что туда может столько поместиться.
На месте учительского стола сейчас располагалось нечто вроде венчальной беседки, около которой и стояли Гарри с Драко.
- Дорогие Маги и Ведьмы, - завёл вступительную речь Дамблдор, - мы собрались здесь, чтобы...
Гарри рассматривал Драко. Вопреки возражениям, слизеринец был весь в белом. Ему удалось отвоевать только чёрную шёлковую рубашку.
Его отросшие волосы рассыпались по плечам, а взгляд был каким-то слишком тёплым для такого холодного серо-стального оттенка.
Они так и не виделись со вчерашнего вечера. Ведь по магическому обряду «жениху» и «невесте» нельзя было встречаться в день свадьбы до самой церемонии.
- Гарри Джеймс Поттер, клянёшься ли ты Магии...
- Клянусь.
- Драко Люциус Малфой, клянёшься ли ты Магии...
- Клянусь.

Вокруг них внезапно возникло яркое красное свечение, ослепившее всех присутствующих.
Как только свет рассеялся, двери в Большой Зал буквально разнесло, и на пороге появились Пожиратели.
- Что... как? – Гарри был в шоке.
- Исчезательный шкаф, - твёрдо произнёс Малфой, не понимая, как умудрился так лохонуться.
Глаза Гарри сначала расширились от удивления, а затем резко сузились, будто он что-то понял. И первое проклятье Золотого Мальчика пришлось как раз по Малфою. Обыкновенный «ступефай» силой злости раздуло до такой степени, что Драко перекинуло через половину Зала.
Малфой отключился ещё в полёте.

Очнувшись, Драко обнаружил себя в больничном крыле. Тело его слушалось плохо. И на каждое удавшееся движение приходилась своя порция боли.
Вспомнив, что произошло в Большом Зале, Драко пришёл в ужас. Неужели Поттер подумал, что это он?! Что во всём виноват Драко?!
Эти мысли подняли несчастного с постели даже через боль. Малфой с трудом передвигался, но упорно шёл к своей цели – в подземелья.
По пути ему никто не встречался, замок словно опустел.
Оказавшись в комнатах, Драко заглянул в спальню к гриффиндорцу.
- Гарри?
- Ты? – голос выскочившего из ванной Поттера был как никогда близок к змеиному шипению. – Как ты посмел вообще мне на глаза показаться? Вот значит, что ты имел в виду, когда говорил «если завтра ты этого ещё захочешь»?! Поиздевался, значит? – Поттер опасно размахивал палочкой прямо перед лицом безоружного и практически не стоящего на ногах мужа. – Я никак в толк не мог взять, как это ты смог обратно к Волдеморту переметнуться, как он тебя принял? Хорошо, ситуацию Снейп прояснил. Он-то думал, что я в курсе, всё знаю! Что его умненький крестничек мне уже рассказал! Я ненавижу тебя! Ненавижу! Если бы не были связаны, вместо Ступефая в тебя бы Авада полетела! Не сомневайся!
- Гарри, позволь мне объяснить...
- Нечего тут объяснять. Я расторгаю брак. Всё твоё имущество переходит мне в собственность, потому что ты отправляешься первым рейсом в Азкабан!
- Вот, значит, как... – Драко усмехнулся, понимая, вдруг, НАСКОЛЬКО стройная теория у Поттера... Как же он мог так лохонуться! Драко не покидало ощущение, что всё это просто чья-то злая шутка...
- Да, так!
- Хорошо, - Драко, проявив неожиданную прыть для больного, выхватил у Гарри палочку. – Майкл Корнер, Винсент Крэбб, Грегори Гойл. Проверь. Пусть это будет последней просьбой умирающего.
Драко как-то неожиданно весело усмехнулся, а не успевший сориентироваться Гарри просто ничего не смог сделать, когда Малфой запустил в себя режущим проклятьем.

- Чёртов придурок! – воскликнул Гарри, бухаясь рядом с мужем на колени. Благо, палочка в чужих руках сработала не в полную силу. Проклятье лишь слегка задело горе-суицидника.
Наспех наложив кровеостанавливающее и заживляющее заклятья, Гарри поднял Драко с помощью чар и отлевитировал в медицинское крыло. Сказать, что мадам Помфри была в шоке, ничего не сказать.
Вообще, это чудо, что, кроме Пожирателей, серьёзно никто не пострадал. Как это вышло, даже Дамблдор не смог объяснить...
Почти все Пожиратели были убиты или пойманы, сам Волдеморт предпочёл вообще не появляться. Это было весьма умно с его стороны. Гарри в тот день был очень не в настроении...

Гриффиндорец стоял около кровати, на которой лежал Драко, и внимательно смотрел на то, как его муж выглядит, когда спит.
- Гарри? – тихо позвал Драко и приоткрыл глаза.
- Я здесь, - Гарри не хотел отвечать, но слова сами вырвались.
- Я не хотел... не хотел, чтобы ты подумал... я просто искал доказательства, вескую причину... я никак не мог понять, зачем ему Исчезательный... – Драко закашлялся и Гарри его немного поддержал, - Шкаф.
- Кому? – непонимающе рассматривал его гриффиндорец.
- В ту ночь, когда мы поссорились на вечеринке, я долго бродил... я видел Корнера... и шкаф... я искал, что это за штука... а когда ты мне рассказал, я не сразу смог сообразить, зачем она могла... понадобиться... и когда понял... было слишком поздно. Гарри... прости меня... я не хотел говорить, пока всё не разузнаю... прости... Кто-нибудь умер? – Драко смотрел почти с ужасом.
- Нет, никто не умер, - тихо сказал Гарри. - Но родители предпочли временно забрать детей из Хогвартса. Они сочли, что здесь стало небезопасно. И они правы. Корнер, кстати, ещё точно в замке...
Договорив последнюю фразу, Гарри тут же унёсся в неизвестном направлении.

URL
2011-08-29 в 22:18 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 19


Гарри нёсся по коридорам даже быстрее, чем когда опаздывал на занятия к Снейпу. У него в голове не укладывалось, как вообще такое могло произойти. И больше всего его раздражало, что Драко настолько ему не доверял, что так ничего и не рассказал. Разве это нормально?
Гарри, как полный идиот, решил, что может понравиться слизеринцу по-настоящему... но Малфой не стал бы ничего скрывать, если бы Гарри имел для него какое-то значение, правда?
Достигнув гриффиндорской спальни, брюнет распахнул дверь и влетел внутрь.
- Корнер! – выкрикнул он, но никто не откликнулся. Ни Корнера, ни его вещей уже не наблюдалось в башне. Похоже, он исчез в тот же момент, что очнулся Малфой.
Тихо выругавшись, Гарри опустил палочку, которую всё это время держал в вытянутой руке.
- Гарри, мой мальчик, - в дверях появился Дамблдор.
Вид у него был измученный, глаза казались безжизненными.
- Где Корнер? – вздохнул гриффиндорец, понимая, что уже знает ответ.
- Он был пойман аврорами, когда пытался достичь зоны аппарации вместе с Винсентом Крэббом и Грегори Гойлом. Они оказали сопротивление. Оба студента Слизерина погибли при задержании.
Гарри мрачно кивнул.
- Что ты собираешься делать с мистером Малфоем, Гарри?
- Ничего, - резче, чем собирался, ответил Гарри, а затем добавил, - сэр. Я не стану расторгать брак, но и никакого общения с Малфоем поддерживать не собираюсь. Более того, я хочу, чтобы вы мне дали слово, что сделаете всё возможное, чтобы мы с Малфоем не пересекались чаще необходимого.
- Я обещаю, Гарри. Но прошу тебя обо всём подумать. Ты слишком строг к мальчику, он всего лишь запутался.
- Его путаница привела к таким последствиям, что мне неприятно даже знать о его существовании, - отрезал Поттер.

- Очень по-гриффиндорски, Поттер, - заметил подошедший Северус. – На вашем месте я бы вспомнил всё, что случилось по вине вашей дурной головы, а потом взвесил это повнимательнее. Уверен, это куда больше, чем то, с чем ошибся Драко Малфой.

Северус искренне негодовал. Он прекрасно видел, что мальчишка Поттер повзрослел, но всё же не настолько, чтобы не прощать ошибок. Особенно, любимым. Как бы зельевару ни было противно это признавать, но его крестник и Поттер стали весьма близки. И это оказывало не самое плохое влияние. Причём, на обоих.
Глаза Поттера приобрели какое-то тоскливое выражение.
- Вы не понимаете, профессор. Это не потому что я не простил... просто... да что я вам объясняю? – он вдруг махнул рукой и побрёл прочь из подземелий, левитируя перед собой чемодан и клетку с совой.

- Ты, действительно, не прав, мой мальчик, - внезапно раздалось откуда-то сзади.
Северус обернулся и увидел Директора. Старик в последнее время играл в «призрака отца Гамлета», появляясь сколь неожиданно, столь и вовремя. Мастер зелий недовольно приподнял правую бровь.
- Гарри ребёнок, бесспорно. Но оттого, что он так часто прощал, его предавали. И теперь он просто боится дать шанс и обжечься.
Снейп вздохнул и покачал головой:
- Драко – последний человек, который предал бы его, - думать об этом было не по себе, но произнести вслух оказалось как-то совсем дико.
- Главное, чтобы Гарри не понял это слишком поздно, - тихо произнёс директор и тоже направился к выходу.

А Северус Снейп вернулся в лабораторию. К нему в голову пришла потрясающая в своей альтруистичности идея. И, к счастью, для зелья, которое могло оказаться средством её осуществления, были все ингредиенты...
Для Драко дни в больничном крыле тянулись невозможно долго. У него почти не было посетителей. Мадам Помфри не проявляла особого желания вести с ним светские развлекательные беседы, профессор Снейп никогда не задерживался дольше, чем на десять минут, а Гарри... а Гарри не заходил.
Книги, которые он читал, были слишком сухими и скучными, чтобы отвлечь от переживаний, который оказались одновременно и его развлечением, и мучением. А хуже всего было то, что никто ему ничего не говорил и не отвечал ни на какие вопросы.

- Как твои дела, Гарри? – Сириус смотрел испытующим взглядом, словно старался прожечь дырку в голове крестника.
- Всё замечательно, - слишком быстро для того, чтобы это было правдой, ответил Гарри.
- И что же такое замечательное? – мягко усмехнулся Сириус.
И Гарри понял, что перестарался в стремлении не показывать, что переживает. Естественно, что может быть замечательным сейчас? То, что Пожиратели смогли пробраться в Хогвартс? То, что им помогали ученики? То, что щиты школы почти полностью пали? То, что директор на грани, потому что уничтожение крестражей даётся ему слишком тяжело? Или то, что Гарри не знает, что ему чувствовать?
- Всё спокойно, - тихо ответил Гарри, поняв, что уже давно не видел списков погибших в «Ежедневном Пророке». Хотя это как раз волновало его гораздо больше, чем если бы они были. Либо газета окончательно перестала печатать даже отголоски правды, либо Волдеморт что-то замышляет.
Но узнать, что творится в логове Тёмного Лорда не представлялось возможным. Единственный источник информации, который у них был, они потеряли при нападении, когда Снейп раскрылся как шпион, чтобы защитить учеников.
- Я спрашивал не совсем об этом, - вздохнул Сириус. – Я хочу знать, что ты чувствуешь. И почему ты ни разу не навестил Драко.
- Потому что не хочу его больше видеть! – вскинулся гриффиндорец. – И мне нечего к этому добавить.
- Ты просто обижен. Поставь себя на его место...
- На его месте я не стал бы ничего скрывать от человека, за которого собираюсь замуж! – выпалил Гарри, с головой выдавая своё истинное отношение к произошедшему.
- Ваши отношения были не то что бы слишком доверительными. Насколько я понял, Драко очень ревновал к мистеру Корнеру. И ты знал об этом. Представь, что бы ты подумал, если бы Драко стал говорить, что твой новый друг-гриффиндорец вовсе не такой уж и друг?
- Я бы... – начал Гарри и замолчал. Что бы он сделал? Поднял бы Малфоя на смех за ревность, разозлился за мелкую ложь из вредности, пропустил бы мимо ушей... Всё, что угодно, только не поверил бы.
- То-то и оно, - выдал Сириус и налил ещё по чашке чая. – А теперь рассказывай обо всём, что тебя волнует. Я внимательно слушаю...

Драко был всё ещё очень слаб, так что большую часть времени просто спал. Но около восьми вечера его что-то внезапно разбудило. Он резко распахнул глаза и увидел перед собой лишь белую маску, прежде чем он снова отключился. Только на этот раз не без посторонней помощи...

Сразу после разговора с Сириусом Гарри отправился в больничное крыло. Брюнет долго стоял около дверей, всё не решаясь войти, но затем всё-таки вспомнил, что он гриффиндорец, а не какой-нибудь хаслпаффец, и вошёл.
Однако искомого пациента в своей постели не нашлось. На смятой подушке, которая, кажется, всё ещё была тёплой, лежала записка:
«Здравствуй, Гарри,
Я взял на себя смелость организовать костюмированный бал в честь твоей свадьбы. Так сказать, хочу загладить вину за прерванную церемонию. Твой супруг уже гостит у меня. Жду тебя завтра вечером в шесть. Если хочешь увидеть Драко Малфоя живым, играй по правилам, Гарри. Записка является портключом, пароль на парселтанге «Vita»
С нетерпением,
Лорд Воландеморт».

Свернув записку в несколько раз дрожащими руками, Гарри сунул её во внутренний карман мантии и тихонько выскользнул из Больничного Крыла. Так, чтобы никто и не понял, что он первым обнаружил пропажу. Иначе его следующие действия, которые и так будут казаться весьма странными, вызовут ещё большие подозрения.
- Директор Дамблдор, - Гарри решил, что тянуть нет никакого смысла. Чем раньше он начнёт, тем быстрее закончит. – Могу ли я провести какое-то время в доме Сириуса?
- Почему вдруг ты захотел покинуть Хогвартс? – прищурился директор, но Гарри уже навострился уклоняться от настойчивых вопросов.
- Я полагаю, что здесь не достаточно безопасно на данный момент... Гермиона мне посоветовала...
- Да, конечно, - Дамблдор заметно расслабился, будто ожидал, что Гарри выкинет сейчас какую-нибудь глупость. – Ты однозначно прав. Когда хочешь отправиться?
- Думаю, что сегодня вечером, - мило улыбнулся Гарри.
- Хорошо, иди, собирайся.

Гарри вывалился из камина в доме на Гриммо и с мрачной решимостью направился на выход, прихватив с собой лишь небольшой рюкзак. Как только исчезновение Драко обнаружат, над Гарри установят неусыпный контроль. Так что возможности «играть по правилам», как требовал Волдеморт, не будет. Значит, подготовиться надо было заранее.
Вызвав Ночной Рыцарь, Гарри направился в Гринготтс. И, к его удивлению, банк был открыт.
Сняв некоторую сумму денег, гриффиндорец направился в «Дырявый Котёл», не забыв хлебнуть оборотного зелья, небольшой запас которого всегда был на Гриммо, 12.
Комнаты в этой «гостинице» Гарри никогда особо не радовали, но выбор сейчас был небольшой. Пусть лучше Орден немного поволнуется, чем запрёт его в доме на замок.

Утро для Гарри наступило довольно рано. Ему пришлось отправиться в маггловский Лондон, чтобы не попасться никому на глаза, ведь оборотного у него оставалось не больше, чем на час.
Костюмированный бал? Будет, значит, Волдеморту костюм.

URL
2011-08-29 в 22:19 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Глава 20


Выбирать одежду в чужом обличье – не самая удачная идея. Но вариантов не было. Кем же нарядиться на карнавал к Волдеморту? Какой-нибудь тёмной тварью? Или разумной тёмной тварью? Так просто и не угадаешь.
Купив первые попавшиеся вещи, подходящие по размеру, Гарри поспешил покинуть магазин: ему показалось, что глаза уже начали принимать свой истинный цвет.
Гарри вылетел на улицу и первым, что он увидел, оказалось объявление о его собственном исчезновении. Просто потрясающе. Неужели пропажу обнаружили так скоро? Он же просил, чтобы его хотя бы ненадолго оставили в покое... Впрочем, конечно, этого и следовало ожидать. Разве можно оставлять Золотого Мальчика без присмотра. Мало ли, что приключиться!

Гарри предполагал, что, активировав портключ, он, скорее всего, окажется посреди зала, до отказа забитого Пожирателями. Так что палочку надо было как-то припрятать. Причём, недоступно для призывающего заклятья или обыска, но так, чтобы можно было бы без особого труда достать. Задача казалась непосильной, но Гарри вспомнил, что видел нечто подобное в библиотеке Блэков...
Прокрасться посреди дня в дом, наполненный людьми, которые разыскивают тебя, довольно непросто, если хочешь остаться незамеченным. Это непросто для всех... кроме того, у кого есть мантия-невидимка.
Пособие по наколдовыванию потайного кармашка было найдено и использовано по назначению. О местонахождении палочки было бы не так просто догадаться.

Ровно в без одной минуты шесть Гарри стоял в костюме посреди спальни и крепко сжимал портключ. Часы тикали так громко, что гул, создаваемый секундной и минутной стрелками, почти оглушал. Пожелтевшие обои и облезлые тёмные шторы, освещаемые тусклым светом лампы, казались особенно зловещими.
Гарри так и не понял, как вышло, что за окном внезапно стало темнее, не заметил, как произнёс пароль, не осознал, как оказался на ступеньках около огромного мрачного дома...
Выпустив из рук изрядно помятый клок пергамента, Гарри несколько раз вдохнул и выдохнул, а затем решительно направился к дверям поместья. И гриффиндорец готов был дать руку на отсечение, что он в гостях у Драко. Малфой-Мэнор был именно таким, каким Гарри его себе и представлял.

Драко очнулся в светлой комнате. Очень знакомой комнате. У него ушло несколько секунд, чтобы осознать, где он находится. Это определённо была его собственная спальня в Мэноре. Беглый осмотр комнаты выявил неопознанный объект.
- Кто вы? – голос оказался хриплым и тусклым.
Человек оторвался от книги, отложил её на стол и поднимается с кресла. Теперь Драко мог рассмотреть его получше. Короткие каштановые волосы, невыразительное лицо, чёрная мантия... даже если он и видел его раньше, то не запомнил. С такой внешностью только в секретные агенты. Парень вышел из комнаты, так ничего и не ответив.
Дверь закрылась, и в замочной скважине заскрежетал ключ. Этот замок использовался всего раз, когда отец отобрал у Драко палочку на каникулах перед пятым курсом и запер его в комнате. Несколько дней Драко мог общаться только с домовиками, приносившими еду, но эльфам было запрещено ему отвечать, так что это было всё равно, что разговаривать со стеной с глазами. Драко ненавидел этот замок всеми фибрами своей души. И незапоминающемуся пожирателю тоже достался кусочек этой ненависти.
Какое-то время Драко был предоставлен сам себе. И это его успокаивало. Знакомая обстановка, привычные запахи... И было до боли обидно, что его дом, его Мэнор, какой-то чокнутый полукровка использует в качестве своей «резиденции зла». Отвратительное чувство.
Замок снова щёлкнул, и Драко поднялся на кровати, внимательно наблюдая за открывающейся дверью.
В комнату вошёл Волдеморт...
Драко замер. Никогда раньше он не мог себе представить, что может вот так встретиться с Лордом, лицом к лицу. Нет, как-то он думал об этом, но ни разу воображение не подкидывало ему подобных картинок...
- Здравствуй, Драко, - не слова, шипение. – Соскучился по дому? Вижу, что соскучился. Я взял на себя смелость подготовить для тебя и твоего нового мужа поздравительный костюмированный бал. Поттер уже получил приглашение. Благодаря тебе он будет здесь вовремя.
- Мне? – Драко почти шептал.
- Именно так, Драко. Ты залог того, что Мальчик-Который-Выжил появится на карнавале.
Какое-то время Драко недоумённо смотрел на Лорда, а потом ему вдруг сделалось так смешно, что он не удержался и громко рассмеялся, чем несказанно удивил своих пленителей, не ожидавших подобной реакции.
- Вы думаете, - сквозь нервный смех произнёс Драко, - что он появится здесь из-за меня? О, вы крупно просчитались! Он никогда не пойдёт за мной, я разочаровал его, обманул! Вы ошиблись.
И Драко снова засмеялся.
- Надо же, Драко, - ухмыльнулся Волдеморт. – Я верю в Поттера больше чем ты. Жаль, на его месте я был бы очень огорчён.
С этими словами Лорд вышел. А Драко остался в комнате один, и ему уже больше совсем не хотелось смеяться.
С одной стороны, то, что Гарри не стал бы подвергать себя опасности и кидаться в авантюры из-за Драко было весьма неплохо. Ему ни что не угрожало. Но это также втайне и пугало его. Ему не хотелось всерьёз думать, что он мог разочаровать мужа настолько, что тот не попытается ему помочь. Но поведение Гарри в последнее время было довольно показательным, так что Драко боялся надеяться... и боялся потерять эту надежду.
Промучившись своими неутешительными мыслями весь день, к вечеру Драко уже был совершенно без сил и без веры в положительный исход. У него перед глазами так и стояла безрадостная картина его скоропостижной смерти. Так что несчастный уже совсем не сопротивлялся, когда за ним пришёл пожиратель, держа в руках костюм. На самом деле, это были всего лишь чёрные обтягивающие брюки и тонкая рубашка старомодного фасона. С кружевами и воланами. Рубашка была мятой и будто бы окровавленной. Эдакий костюм жертвы.
Когда его привели в главный зал, там уже было очень много людей. Все были, конечно, одеты в соответствии с представлениями о бале тьмы: вампиры, оборотни, призраки, личи... и прочая мрачная шушера. Костюма не было лишь на Лорде, рядом с которым Драко и усадили.
Драко казалось, что ему совершенно безразлично всё, что происходит... пока он не поймал себя на том, что неотрывно следит за чёртовой дверью. Это осознание больно ударило по его самолюбию, и он резко отвёл взгляд.
В тот же момент периферией он заметил, что дверь открылась, и взгляд непроизвольно вернулся на прежнее место... В зал вошёл ангел. Нет, это не метафорическое выражение. Это действительно был человек в костюме ангела. У него были длинные белые многослойные одежды, мерцающие полупрозрачные крылья, даже светящийся мягким светом нимб. Магические костюмы были потрясающими, но этот выглядел даже слишком правдоподобно.
Ангел прошёл через весь зал, распугивая своим светом костюмированную нечисть и остановился точно около Драко и Лорда. Ангел снял свою полумаску и до слизеринца, наконец, опустилось чёткое осознание того, что перед ним именно Гарри. Он пришёл!
Но брюнет даже не взглянул в его сторону. Он лишь холодно улыбнулся и... пригласил Волдеморта на танец... И тот принял предложение.

Гарри не составило труда сориентироваться и безошибочно угадать направление. Волдеморт восседал на некоем подобии трона, а рядом с ним на мягком стуле викторианской эпохи ютился хмурый Драко.
Активно делая вид, что не замечает ажиотаж вокруг своей персоны, Гарри пересёк зал через центр, прямо сквозь стройные ряды танцующих, ничуть не стесняясь им помешать.
Гриффиндорец старался не смотреть на Драко, чтобы не сорваться и сделать глупость ещё большую чем та, которую он и так уже совершает. Так что всё его внимание было приковано к Лорду. Возможно, им удастся договориться. В конце концов, если бы Том хотел его просто убить, то мог бы не устраивать цирк с конями, а просто встретить его Авадой ровно шесть часов. Если у Волдеморта есть какие-то другие планы, почему бы не выслушать его предложения?
Вариантов поговорить без свидетелей, но при этом оставаясь в чёртовом зале, было весьма мало. Так что Гарри выбрал самый простой и самый приватный: танец. Краем глаза он отметил, как резко менялись выражения на лице Малфоя: ошеломление, радость, снова удивление, огорчение и страх. Все эмоции на лбу написаны...

URL
2011-08-29 в 22:20 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
- Что ж, мистер Поттер, рад вас видеть, - без особой радости, но с каким-то явно садистским удовольствием произнёс Лорд.
- Не могу утверждать того же, - мрачно отозвался Гарри. – Я так предполагаю, тому, что я всё ещё жив, есть какая-то веская причина?
- О, да, конечно, - произнёс Том, закручивая Гарри в каком-то совершенно неистовом пируэте.
- Я весь внимание, - заметил брюнет, резко отодвигаясь от прижавшего его к себе Лорда.
- Прими мою сторону, официально, во всеуслышание, чтобы у тех, кто ещё лелеет глупую надежду победить меня, отпало всякое желание сопротивляться, - полушёпотом произнёс Волдеморт.
- Что?! – Гарри задохнулся от подобного предложения. – Никогда!
- Это вы зря, мистер Поттер, - заметил Лорд. – Победа будет за мной, так или иначе. Я лишь не хочу топить магическую Британию в крови, хватит и того, что магглам придёт конец. Подумай, Поттер, ты сможешь спасти множество жизней магов.
- Ну уж нет, - Гарри лихорадочно перебирал варианты развития событий. – Я не стану этого делать.
- А как насчёт того, что в моём полном распоряжении твой муженёк?
- Не сказал бы, что меня сильно волнует его судьба, - явно слукавил Гарри. – Он доставил мне больше проблем, чем положительных эмоций. Я и сюда пришёл скорее из любопытства.
- Серьёзно? – Лорд ухмыльнулся как-то особенно нехорошо и кинул взгляд в сторону Драко. – Ну тогда у меня есть к вам другое предложение, мистер Поттер. Хотите уйти отсюда беспрепятственно по окончании вечера?
Гарри, удивлённый этим, согласно кивнул.
- Но у меня будет небольшое условие, - хитро произнёс Лорд, снова закручивая Гарри. – Вам придётся внимательно наблюдать, не отрывая взгляда, как я буду накладывать на Малфоя одно круцио за другим, до тех пор, пока он больше не сможет кричать или даже шептать, пока не потеряет сознание. А потом мы приведём его в сознание, я подниму свою палочку, очень медленно, чтобы мистер Малфой успел осознать всё, что происходит, с кристальной чёткостью, чтобы он успел испугаться настолько, чтобы зайтись своим теперь уже беззвучным криком. А затем я произнесу: «Авада Кедавра».
Гарри резко вздрогнул и остановился. Глаза его были широко раскрыты, а дыхание сбилось настолько, что он не мог вздохнуть. Несколько секунд они просто стояли среди танцующих пар друг напротив друга. Гарри пытался справиться с эмоциями, а Лорд наблюдал за ним с насмешливым любопытством.
- Что скажете, мистер Поттер? – почти ласково проговорил Волдеморт.
- Я согласен, - на грани слышимости отвечает Гарри.
Лорд удовлетворённо кивает, затем какое-то время смотрит на Гарри и внезапно начинает смеяться. Музыка, наконец, заканчивается, и все гости обращают своё внимание на них.
- А знаете, мистер Поттер, что сломит ваших ненаглядных друзей ничуть не хуже, чем ваше предательство, в которое, вероятно, они даже не сразу поверят?
- Что?..

- Авада Кедавра, - услышал Драко со своего места, и его глаза в ужасе расширились.
Он видел зелёную вспышку, которая так же внезапно исчезла, как и появилась. Он видел, как глаза Гарри стекленеют и закрываются, как он падает на пол… Не в силах больше оставаться на месте, Драко подскочил и подбежал к Гарри. В голове у Драко билась всего одна мысль, и он даже не понимал, что всё время повторяет это вслух:
- Он мёртв, мёртв…
Блондин вцепился в Гарри и задыхался от страха и отчаянья. По лицу лились слёзы, но он не замечал их, даже когда зрение совсем затуманилось…
Где-то на заднем плане был слышен смех Волдеморта. Этот отвратительный звук вызвал волну ярости внутри Драко. И ярость эта всё росла и росла, пока блондин вдруг случайно не обнаружил потайной кармашек и не нашёл палочку Гарри… магия, защищавшая кармашек от ненаходимости рассеялась от смертельного проклятья. Выхватив внезапно приобретённое оружие, Драко, задыхаясь и глотая солёные слёзы, направил палочку на Лорда.
Волдеморт засмеялся ещё громче.
- Неужели ты думаешь, что сможешь хотя бы навредить мне? – презрительно бросил Лорд. – Такой слабак, как ты. Да ещё и с чужой палочкой?! А ну-ка, я даже позволю тебе произнести заклинание, давай, щенок! Не будь трусом!
- Авада Кедавра! – выкрикнул Драко.
Он даже не успел понять, что поверх его руки палочку вдруг стала сжимать ещё одна. Не успел понять, что вместе с его прозвучал ещё один голос, громкий и твёрдый.
Все присутствующие замерли, словно не дыша. Когда тело Волдеморта, точнее, его оболочка, коснулось пола, в зале раздалось множество хлопков аппарации… Авроры, как всегда, были вовремя…
Драко резко обернулся и увидел Гарри. Вполне живого, хотя очень уставшего и еле дышащего. Блондин не смог произнести ни слова, он лишь повернулся полностью и крепко обнял Гарри, который слабо обнял его в ответ…

Гарри пришёл в себя в больничном крыле. Глаза затопил яркий солнечный свет, бьющий прямо в лицо. Брюнет снова закрыл глаза и полежал так несколько секунд, как вдруг внезапно рядом с ним что-то пошевелилось.
Гарри удивлённо распахнул глаза и скосил их в сторону. Рядом с ним, поверх одеял, мирно посапывал Драко, плотно прижавшись к его телу и согревая своим теплом.
Какое-то время Гарри любовался видом спящего Драко.
От созерцания его отвлекла скрипнувшая дверь. Около кровати появился подозрительно довольный Северус Снейп.
- С пробуждением, мистер Поттер, - очень тихо произнёс он. Видимо, не хотел будить Драко.
- Здравствуйте, профессор…
- Как вы себя чувствуете?
- Относительно неплохо, - отозвался Гарри. – Что произошло?
- Что вы помните?
- Я… я всё помню. Пока не потерял сознание. Что было, когда появились авроры?
- Большая часть Пожирателей Смерти присутствовала на так называемом балу. Убито было всего трое: Грейбэк и оба Лестрейнджа. Остальные арестованы.
- А те… которые не присутствовали…
- С момента ареста прошли только сутки, допросы ещё продолжаются. Пожиратели охотно идут на сотрудничество.
- Ясно…
- А теперь, мистер Поттер, вам нужно выпить одно зелье.
- Зелье? Какое зелье? – подозрительно прищурился новоиспечённый Герой Магического Мира.
- Не волнуйтесь, оно вам поможет…
Гарри с некоторым сомнением покосился на тёмный флакон, но всё же выпил предлагаемое лекарство.
Затем Снейп сделал то, что Гарри удивило. Профессор разбудил Драко и предложил ему такой же пузырёк. Дождавшись, пока блондин примет зелье, зельевар произнёс:
- То, что вы сейчас выпили – это не лекарство, - Гарри и Драко замерли в возмущении, но профессор не дал им заговорить. – Но, как я и говорил, зелье вам поможет. Оно называется Зельем Откровенности. Его сила не позволит принявшим отойти друг от друга, пока они не зададут все те вопросы, которые их волнуют, и пока не услышат честные ответы.
- О, Мерлин… - пробормотал Драко.
Ещё немного понаблюдав за вытянувшимся лицом Поттера, Северус вышел из помещения, оставляя своих студентов наедине.

Гарри и Драко смотрели друг на друга, не понимая, как начать, хотя и понимая, что им в любом случае придётся поговорить.
Как истинный гриффиндорец, Гарри решился на это первым:
- Почему ты не рассказал мне о шкафе, Драко? Ты не доверяешь мне? – Гарри поморщился от того, каким замученным казался его собственный голос.
- Я… наверно… тогда мне казалось, что ты не поверишь, - тихо ответил Малфой, стараясь не смотреть Гарри в глаза. – Но сейчас я верю тебе больше, чем кому бы то ни было… Я не хотел, чтобы так вышло. Меньше всего я думал, что может произойти что-то подобное.
- Ясно, - так же тихо ответил Гарри.
- Ты… ненавидишь меня? – пробормотал Драко так, что Гарри еле разобрал, что он сказал.
- Нет! – Гарри произнёс это раньше, чем успел подумать, и Драко вскинул на него взгляд, полный надежды. – После проклятия Лорда я не просто отключился в неизвестность… я видел вокзал, платформу девять и три четверти. Там были мои родители. Они обнимали меня, говорили, что гордятся мной и любят меня. Я был очень счастлив увидеть их. Но когда мама спросила, хочу ли я уйти с ними, я вспомнил о тебе и понял, что не могу вот так уйти…
Драко в удивлении смотрел на Гарри и не мог скрыть потрясение и улыбку. Глупое, счастливое лицо. Поттер уже собрался продолжить, но Драко не выдержал и поцеловал его.
Они целовались долго, взахлёб, пока не закончился воздух.
- Подожди, Гарри…
- Что? – гриффиндорец замер в недоумении и страхе, что Драко снова решит его оттолкнуть.
- Я должен сказать. Сейчас.
Гарри смотрел на него вопросительно.
- Я люблю тебя, – быстро произнёс Драко и крепко-крепко зажмурился.
Гарри обнял мужа и тихонько засмеялся. Сердце Драко ухнуло куда-то в пятки. Неужели Гарри смеётся над ним? Над его признанием?
- Ты словно ребёнок, - произнёс Герой.
Драко в возмущении раскрыл глаза и попытался оттолкнуть Гарри.
- Поттер! Да ты!..
Гарри не позволил блондину продолжить и запечатал его рот очередным поцелуем.
- Я тоже люблю тебя, тоже… - прошептал Гарри прямо в губы своего мужа. – И теперь у нас всё будет хорошо… Я действительно в это верю, я же под действием зелья, я не могу лгать…
- Я тоже верю. Потому что ты веришь. И даже если бы не зелье, я бы всё равно верил. Потому что это ты.
- Люблю тебя, Драко…
- Люблю, Гарри…

А Северус Снейп тем временем был безгранично доволен собой.

=The End=

URL
2013-12-23 в 23:14 

Этот фанфик просто оху*нен, простите! Мне очень понравилось, честно!):ura:

URL
2013-12-24 в 21:58 

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Я только рада)

URL
   

Never Grow Old

главная