21:07 

Лишь память вечна

Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Автор: DirtyDreams
Фендом: Гарри Поттер
Пейринг: Гарри Поттер/Драко Малфой
Рейтинг: R
Жанр: романс
Размер: мини // 4 главы
Статус: закончен
Размещение: только с разрешения автора
Саммари: Гарри спасает Драко
Предупреждение: ООС, AU




Глава 1.

Воспоминание Гермионы Грейнджер.

Я шла по коридору к кабинету министра магии, стараясь не так громко стучать каблуками по паркету, хотя и получалось плохо. Мне не нравилось привлекать здесь внимание. Слишком многие знали, кто я такая и к кому иду. И все почему-то считали, что через меня достучаться со своими просьбами легче, чем на приёме по предварительной записи.
Проскочив мимо очереди, я зашла в кабинет. Мистер Уизли сидел за столом, пил чай с фирменными пирожками Молли и читал какие-то бумаги. В последнее время Артур даже дома появлялся редко. Должность отнимала всё свободное время, ведь после войны и предыдущего министра осталось много проблем, требующих немедленного решения.
- Добрый день, Гермиона! – мужчина поднял глаза на меня и улыбнулся одними губами. На лице у него залегли глубокие тени, щёки ввалились, а губы стали какими-то безжизненно синими.
- Добрый, мистер Уизли, - я присела на стул перед ним и, внимательно на него смотря, начала строгим, наставительным тоном, которым обычно разговаривала с Роном или Гарри, когда им в голову приходила очередная бредовая идея. – Сегодня уже двадцатое сентября, вы не покидали министерство почти неделю. Я даже боюсь представить, что вы спали на той чудовищной софе в углу, потому что, если это так, то ваша спина скоро перестанет гнуться. Молли места себе не находит, целыми днями что-то вяжет и пьёт зелья сомнительного свойства, называя их «лёгким успокоительным». Джордж разносит на кусочки лавочку на косой аллее и каждые полчаса аппарирует в Святого Мунго – проверить, как там Фред в реанимации. Рона я еле удерживаю от необдуманных поступков, но аврорат и без его личных идей вытворяет такие вещи, что у меня руки опускаются... Я не могу сказать, что вы не нужны здесь, на работе. Но, Артур, если вас не будет дома, кто-нибудь обязательно сойдёт с ума.
Он с минуту сверлил меня стеклянным взглядом, а затем медленно отставил от себя чашку:
- Я... приду сегодня домой. В семь.
- Хорошо, - я почти счастливо улыбнулась тестю и спрыгнула со стула.
- Гермиона? – его голос поймал меня уже у двери, и я оглянулась.
- Ты не могла бы... попросить Гарри зайти ко мне сегодня? Как можно быстрее...

Воспоминание Артура Уизли.

Мне сообщили сегодня, как раз перед самым визитом Гермионы, что в подземельях Малфой-Мэнора был найден Драко Малфой. Что с ним делать, авроры, прочёсывавшие поместье, не знали. Мальчик без сознания висел в железных браслетах в одной из камер. Было видно, что его морили голодом не одну неделю и, вероятно, применяли непростительные. Кости были переломаны. Запястья, лодыжки. Словно он часами пытался вырваться, но не мог. Боясь навредить ему, авроры вызвали медиков из Святого Мунго, но те даже подойти к Малфою не смогли. Оказалось, что после смерти Люциуса и Нарциссы во время последней битвы, вся магия рода перешла к Драко. Дом признал его своим хозяином и теперь защищает. Любого хоть каплю враждебно настроенного человека барьер не пропустит. А в свете того, что на руке у Малфоя метка... абсолютно положительно настроенных к нему людей нет. Опять же, учитывая смерть его родителей...

Гарри появился через десять минут после Гермионы. Он был собран и как никогда серьёзен. Я в очередной раз отметил, как сильно он изменился. Эта битва словно вывернула его наизнанку. Ничего не осталось от хрупкого ребёнка, каким я видел его впервые или в тот день, перед смертью Волдеморта. Словно чьё-то чужое сердце бьётся в его груди, словно чужие выражения на его лице. Мне даже нечего было сказать Джинни, когда она заявила, уезжая в Хогвартс на свой последний, седьмой год обучения, что с Гарри у них ничего не выйдет, потому что она его не узнаёт.
- Здравствуйте, мистер Уизли, вы хотели меня видеть?
Я с сожалением посмотрел на него, а затем на одном дыхании выдал новости о Драко Малфое. И замер. Внезапно Гарри дёрнулся и присел на стул. Он опустил глаза вниз, о чём-то задумавшись, и снова резко их поднял.
- Могу я... аппарировать в Мэнор?

Воспоминание Гарри Поттера.

Входя в камеру, я задержал дыхание. Не потому, что стоял запах сырости, крови и гниющей соломы. Нет. Просто я не был уверен, что готов увидеть ЕГО в таком состоянии. Мне всегда казалось, что уж кто-кто, а Малфой выберется из этой передряги не то что невредимым, так ещё и в выигрыше... Так вот почему его родители помогали мне. На самом деле они спасали своего сына от своего же господина. Какая ирония. Служить безумцам вредно. Но и бороться с ними тоже не сахар. Но я отвлёкся...
Я вошёл один. Мистер Уизли остался снаружи, с медиками и аврорами. Они наперебой спорили, чуть не делая ставок, смогу я приблизиться к нему или нет. Но мне было уже всё равно, что там происходит. Потому что я увидел. И всё-таки был не готов.
Меня затопило лишь одно чувство. Чувство нескончаемой боли. Такой жалостливой, стонущей, мечущейся. Меня как что-то хлестнуло в спину... я дёрнулся к нему, подскочил почти вплотную и дотронулся до оков. Магические цепи так заговаривали, что они слетали от прикосновения мага определённой силы... И сейчас сильнее меня не было в магическом мире никого.
Цепи слетели, а Малфой упал ровно мне в руки. Я аккуратно его перевернул, поудобнее перехватил и поднял, прижав к себе. Он так и не очнулся. Ни когда я вынес его, ни когда передал медикам, ни когда те аппарировали.
Все смотрели на меня с каким-то странным выражением в глазах, будто пытались определить: я смог добраться до Малфоя, потому что такой сильный, или потому что так отношусь к нему? Или то и другое вместе?
Я и сам не знал ответа на этот вопрос. Просто думал, что его нет...
Вырвавшись на воздух, я, ни с кем не попрощавшись, аппарировал домой. Сел в кресло напротив камина и стал смотреть на огонь.
Мне вдруг вспомнился эпизод... зимой, кажется, на пятом курсе, когда все пошли в Хогсмит, а я не мог, мне пришлось надеть мантию-невидимку и выбраться через проход у статуи одноглазой ведьмы. Около визжащей хижины, на большом сером камне сидел Малфой. Он выглядел странно. Я раньше никогда его таким не видел. Спокойное, почти счастливое лицо, чуть растрёпанные волосы, горящий... нет, искрящийся взгляд... Он улыбался и ловил ртом снежинки, смотря в серое, как его глаза, небо. Я остановился около него и долго не мог оторваться от этого зрелища. Внезапно одна из больших пушистых снежинок опустилась на кончик его губ... у меня возникло острое желание податься вперёд и снять её своими губами, но та уже превратилась в каплю, и Малфой слизал её сам...
Смертельно испугавшись этого желания, я со всей возможной скоростью рванул в сторону деревни и искренне попытался навсегда забыть об этом случае, хотя он иногда и являлся мне в дальнейшем в некоторых компрометирующих снах...
Как только я оказался дома, в дверь постучали. На пороге я обнаружил весьма взволнованного Рона, что-то тараторящего об остатках Пожирателей в Лондоне, скрывающихся в маггловских кварталах. Кое-как успокоив друга, я получил красочное и образное описание всех его скандалов с Гермионой за неделю, а так же стоически перетерпел всё нытьё и жалобы в связи с тем, что и шагу не может ступить без её ведома, а тут Пожиратели… В общем, семейная жизнь грозила закончиться так и не начавшись официально.
Немного погодя, уже уговорив полбутылки виски, я рассказал Рону о Малфое. Рассказал, что думал тогда и потом. Друг внимательно (в меру возможностей в его состоянии) меня выслушал, чему-то усмехнулся, но на мой вопрос, что он думает, внятного ответа так и не дал.
Уже в дверях я твёрдо заявил, что завтра днём съезжу в Св. Мунго и разузнаю как там бывший слизеринец. Впрочем, почему бывший?.. Слизерин – это диагноз. Как, впрочем, и Гриффиндор. Однако неожиданностью стало то, что Рон внезапно вызвался проведать Малфоя со мной. Не найдя причины отказать, я просто предложил встретиться прямо около больницы…

Воспоминание Рональда Уизли.

Перед входом в Св. Мунго я был ровно в два часа дня, как и договаривался с Гарри. И зачем, спрашивается, мне это надо? Не мог посочувствовать хорьку издалека?.. Так нет же, надо было обязательно прийти! Впрочем... Гермиона как раз этот мой поступок оценила и даже поощрила.
Гарри появился с десятиминутным опозданием, а я всё это время мутным взглядом осматривал манекенов. Друг показался мне взмыленным и каким-то нервным, но я предпочёл не обращать на это внимание. Поздоровавшись, мы вошли в больницу сквозь волшебное стекло.
Малфой был на пятом этаже. Недуги от заклятий. Гарри шёл по коридору невыразимо медленно, словно сам не знал, стоит ли заходить. Однако, когда мы оказались у палаты, он весьма решительно открыл дверь.
Я стоял чуть поодаль, в углу. Мне и оттуда было хорошо видно, насколько Малфой плох. Грудь еле двигалась, цветом лицо сливалось с постельным бельём, такое же белое, почти прозрачное, даже губы.
Гарри застыл статуей. Он смотрел на него и смотрел. Минуту, другую, третью... Мне показалось, он тоже почти не дышит. Просто стоит в одной единственной позе, наблюдая за сном Малфоя.
Мы уже провели в палате около часа, когда пришла медсестра. Её лимонный халат так остро контрастировал с чёрно-белой картинкой, которую я так долго видел, что резал глаз. Женщина почти выгнала нас в коридор, заявив, что часы посещения окончены.
Мы не попрощались. Гарри вообще не сказал мне ни слова. И выражение его лица так и не поменялось. Он просто аппарировал.
А я направился домой, чтобы обозначить ситуацию Гермионе. Что-то тут не так... Не пойму только, что...

Воспоминание Гретты Уайтсол.

Я разглядывала Победителя Волдеморта сквозь маленькое окошечко в палате нового пациента. Бывшего Пожирателя Драко Малфоя. Старшей медсестре как-то несолидно глазеть на Гарри Поттера нагло и воткрытую, поэтому я старалась оставаться незамеченной и следить за временем.
Ровно в половине четвёртого я зашла в палату и буквально с боем выпроводила посетителей. Уизли сопротивлялся не сильно, а вот Поттер какое-то время даже не реагировал на мои слова. Мне казалось весьма странным, что наш Герой так печётся о бывшем Пожирателе. Я, конечно, понимаю, что его родители перешли на нашу сторону, да и самого мальчика, несомненно, жалко... всё, что ему пришлось вынести... но таких много. Не навещает же Гарри Поттер всех?.. Он даже у кровати Фреда Уизли так долго не стоял.
Это довольно интересно... Стоило бы встретиться с бывшей однокурсницей...

Воспоминание Риты Скитер.

Услышав новости Гретты, я была в восторге. Чуть не расцеловала медсестру прямо в летнем кафе, но официант так подозрительно на нас покосился, и я раздумала. Отговорившись от подруги как можно скорее, я направилась в редакцию, уже по дороге строча набросок будущей статьи.

Из Ежедневного Пророка:
«...Гарри Поттер стоял в палате около кровати Пожирателя Смерти Драко Люциуса Малфоя и гипнотизировал бессознательного преступника, словно применял легилименцию. Что же это принесёт неудачливому аристократу? Восстановление прав и капиталов или смертный приговор?..»

Воспоминание Гретты Уайтсол.

За последние две недели я смогла вдоволь налюбоваться на Всенародного Героя. Несмотря на регулярные заметки Риты, Поттер аппарировал каждый день к началу часов посещения и находился рядом с Малфоем до их окончания. Ничего не говорил, хотя иногда из окошечка я замечала, что губы его шевелятся, но ничего не могла разобрать, он не пытался разбудить не приходящего в себя пациента, не справлялся о его здоровье. Просто приходил. Иногда он меня даже пугал. Молодой человек выглядел, как привидение. Жизнь выдавали только сверкающие зелёные глаза.

Малфой открыл глаза два дня назад. Сразу после ухода Поттера. Он ещё не мог говорить и довольно часто проваливался в сон. Лечащий врач запретил пока кому-либо об этом говорить, потому что вездесущие авроры поналетят узнавать, что и как, а пациент ещё слишком слаб для подобных разбирательств...

Воспоминание Драко Малфоя.

Мне долго снилась тишина.
Видимо, я так громко и долго кричал, что мой собственный разум решил оградить меня от этого.
Мне было больно.
Всё время больно.
Но я не мог произнести ни слова.
Мне снилась тишина.
А потом боль исчезла...
И появился голос.
Голос, который звал меня!
Я не понимал слов...
Я их чувствовал, как чувствуют магию...

Я очнулся... Нет, не резко. Наоборот. Просыпался медленно, тягуче. Первое, что я почувствовал – это запах. Знакомый запах. Но я никак не мог вспомнить, где его раньше встречал. Вскоре всё разъяснилось. Некий женский голос объявил, что часы посещения окончены... и мистеру Поттеру пора уходить...
Первое время я думал, что гриффиндорец просто забежал на минутку проведать кого-то в больнице и случайно наткнулся на меня... но потом оказалось, что это совсем не так. Медсестра, которая теперь трещала без умолку, вызывая у меня сильнейшую мигрень, не перебиваемую даже морфием, поделилась, что Поттер меня мало того, что спас, так ещё и навещает каждый день. Стоит у кровати часами и ничего не предпринимает. Тут мне некстати вспомнился голос... И я решил провести эксперимент.
На следующий день, когда Поттер вошёл, я притворился, что всё ещё без сознания. Когда медсестра вышла, брюнет чуть нагнулся ко мне – я понял это по шуршанию мантии – и заговорил. Это был парселтанг, несомненно. Гриффиндорец говорил быстро, хотя даже если бы он говорил медленнее, я всё равно ничего не понял бы. Единственное, что я смог расслышать, так это бьющий по ушам английский – его обращение ко мне. Драко.
Когда Поттер ушёл, я открыл глаза не сразу. Мне следовало подумать... значит, всё это время я слушал его голос?.. Вот уж спасибо! И что ему, спрашивается, от меня надо? Так, исходя из того, что он чистый невинный гриффиндорец, получается, что цель у него может быть только одна – геройская. Как бы им всем аккуратно объяснить, что меня о передвижениях Волдеморта никто не информирует?..
Как бы поинтересоваться вообще происходящим у этой нелепой лимонной медсестры?..

Воспоминание Гретты Уайтсол.

Драко – а я его теперь называю именно так – заговорил внезапно. Настолько, что я даже выронила ложку, которой как раз пыталась его накормить. И первый вопрос его был... догадайтесь, о чём? Верно. Как дела с Тем-Кого-Нельзя-Называть.
Минуту я молчала, не зная, что именно пересказать из тех слухов, что до меня докатились, но решила остановиться на самом коротком варианте, чтобы не травмировать подробностями и без того хрупкого юношу.
- Его убил Гарри Поттер, - незатейливо ответила я.
Вначале блондин посмотрел на меня с недоверием... Потом с негодованием... А затем его лицо озарила такая лучистая улыбка, что позавидует любой чеширский кот. Однако больше он ничего не сказал. Видимо, связки ещё не восстановились окончательно.

Когда мы сказали о Малфое аврорам, мальчика, как и предполагалось, осаждали со всех сторон, он только и успевал, что чиркать на листочке свои ответы... которые особенно никто и не читал. Я поняла, что до добра такие дела не доведут, надо срочно что-то предпринять. И единственным выходом было послать сову...

Воспоминание Гарри Поттера.

Когда я получил сову от главной медсестры из Св. Мунго, я чуть с ума не сошёл. Натянул на себя первые попавшиеся тряпки и тут же аппарировал. Медсестра встретила меня у входа в отделение и сказала, что весь персонал с этажа попросили... а ведь там много тяжёлых пациентов. Да и Драко может что-то грозить. Я пришёл в бешенство. Единственное, что оставалось, разнести там всё к мерлиновой матери!

Воспоминание Драко Малфоя.

После трёх часов бесконечных вопросов я уже не знал, что мне подписать, лишь бы позволили лечь и разогнуть затёкшую поясницу. И как раз в это время в палату ворвался взъерошенный Поттер. Внешним видом он смахивал на помесь курицы с ежом. Весь пушистый, но с иголками.
Для начала он наорал на авроров, заявив, что лично будет свидетельствовать в пользу моей невиновности, а сейчас больного человека следует оставить в покое. Голосящий Поттер – это, скажу я вам, зрелище само по себе не для слабонервных, но когда авроры заикнулись о формальностях и показаниях, то гриффиндорец и вовсе превратился в зловещее чудовище. В одну минуту тремя заклинаниями он вымел всех кроме нас с ним из помещения за дверь. Я лишь вздрогнул и уставился на него во все глаза.
- Живой? – спросил он, отдышавшись.
Я кивнул.
- Говорить можешь?
- Плохо, - прошептал я на грани сипа.
- Тогда молчи. Я сейчас минут на десять отойду, - и он сказал это как можно громче, - а если хоть один аврор зайдёт, то ты мне на него укажешь. Понял?
Я снова кивнул.
И Поттер аппарировал...

Глава 2.

Воспоминание Гарри Поттера.

Главный аврор, когда я к нему прибыл, занимался Мерлин знает чем. А, если точнее, то спал, свернувшись на софе. Точь-в-точь, как в кабинете мистера Уизли. Симметрия.
Насилу его разбудив, я принялся жаловаться на невоспитанных авроров, сказки о формальностях и прочую ерунду. Выслушав меня, мужчина тяжело вздохнул и сказал, что все обвинения с Малфоя будут сняты только при условии, что до своего выздоровления он будет под моим личным круглосуточным контролем, а затем ему подыщут коменданта ещё на год, в качестве испытательного срока.
Всё это меня вполне устраивало, так что я с чистой совестью и чувством выполненного долга вернулся в больницу и пересказал всё главврачу. Тот сказал, что Малфой ещё плохо двигается, нуждается в постельном режиме и постоянном уходе, но уже вполне стабилен и может обойтись без наблюдения врачей, так что я могу подписать пару бумаг и забрать его...

Воспоминание Драко Малфоя.

- Что? – моё красноречие загнулось в страшных муках, придавленное недоумением.
- По слогам повторить? – не по-гриффиндорски ехидно усмехнулся Поттер. – Я забираю тебя к себе до полного выздоровления.
Нет, я, конечно, догадывался, что Поттер сходит с ума, чего только его посещения стоят… но чтоб всё было настолько запущенно?!
- И что дальше? Суд? Метка с моей руки не испарится…
- Насчёт этого можешь не волноваться. После выздоровления у тебя будет год испытательного срока, но зато потом никаких ограничений и полное восстановление в правах.
Ответить на это мне было категорически нечего, так что я просто хватал ртом воздух, пытаясь сообразить, за что мне такое счастье привалило. Кое-как собравшись с мыслями я сумел даже переплавить мою самую волнующую мысль в оформленный вопрос:
- Что я тебе за это буду должен?..
- Считай, что это я отдаю тебе долг.
- В смысле?
- Нарцисса и Люциус Малфой спасли мне жизнь во время последней битвы.
С этими словами Поттер подошёл к кровати, сдёрнул с меня одеяло и поднял на руки. Я даже взвизгнуть не успел, только изо всех сил вцепился в его шею. И Поттер аппарировал.

- Где мы? – устало проворчал я.
- В фамильном особняке Блэков и моём доме по совместительству.
Я уже смертельно устал удивляться…
- Кикимер! – прикрикнул Поттер, и в холле появился старенький домовик. – Я отнесу мистера Малфоя в свою комнату, так что принеси ему что-нибудь поесть. А к вечеру подготовь для него гостевую спальню.
- Хорошо, хозяин.

- Он признаёт тебя? – с некоторым негодованием проговорил я, когда Поттер поднимал меня по лестнице.
- Да. После истории с медальоном Регулуса Блэка… Потом расскажу.
- О, Поттер, как это многообещающе звучит… - когда меня опустили на мягкую постель, мне уже было всё равно, что этот дом, комната и даже кровать принадлежат нелепому гриффиндорцу. Мне просто хотелось спать.

Воспоминание Кикимера.

В доме появился настоящий хозяин!
Чистой крови! Хозяин Драко!
Как бы была рада хозяйка! О, какой счастливой она бы стала, если бы знала, что в её доме, наконец, появился истинный волшебник!
Кикимер хорошо служит своему хозяину Гарри Поттеру, но Кикимер будет стараться для Драко Малфоя. Гораздо больше стараться… Кикимера даже просить не надо будет. Кикимер сам…. Сам! Он приберёт комнату, он устроит ванну, Кикимер принесёт лучшей еды! А ещё… Кикимер скажет Драко Малфою, как на него смотрит Гарри Поттер... или не скажет… Кикимер подумает об этом… подумает…

Воспоминание Гарри Поттера.

Около семи вечера я вернулся домой и первым делом отметил, как приятно пахнет чем-то сладким. Проведя быстрое обследование кухни, я обнаружил на подносе шоколадное печенье и подогретое молоко.
- Кикимер!
- Да, хозяин, - мгновенно отреагировал домовик.
- Как дела?
- Бельё выстирано, высушено, отглажено, ужин приготовлен…
- Я имел в виду, как дела с мистером Малфоем, - вздохнув, уточнил я.
Кикимер понуро покачал головой:
- Хозяин Драко не просыпался. Я не рискнул его будить… он… - голос Кикимера, и без того скрипучий и тихий, совсем притих, - стонет…
- Ясно. Подними ужин в комнату, приготовленную для Малфоя, - я скинул пальто и поднялся к себе.
Слизеринец выглядел ужасно. Пожалуй, ещё хуже, чем когда находился в больнице. По крайней мере, тогда его не мучили сновидения. Теперь же он в бреду метался по постели и тихо постанывал. Мокрые волосы потемнели и облепили лицо, влажное полотенце, которое домовик, как видно, только что поменял, снова сбилось со лба куда-то под подушку, откинутую, в свою очередь, в угол кровати.
Мне понадобилось около десяти секунд, чтобы оценить ситуацию. Пройдя к постели и присев, я принялся протирать его лицо и шею холодным полотенцем, тихонько уговаривая успокоиться на парселтанге. Именно змеиный язык всегда успокаивал меня, именно он помогал мне высказать всё, что я думаю, тогда в больнице… должен подействовать и сейчас…

Воспоминание Драко Малфоя.

Из-за шума крови в ушах я не мог слышать последних слов Волдеморта, но догадывался об их общем смысле… Я остался с тремя усмехающимися Пожирателями. Они были в масках, но я всем своим существом ощущал их кривые улыбки, противные до зубовного скрежета. После круциатуса Волдеморта я думал, что хуже уже быть не может, но, как оказалось, нет ничего невозможного. Я понял это, когда то же самое заклинание вылетело сразу из трёх палочек. Я плохо понимал, что происходит. Так много боли и страха… Кажется, я рвался. Рвался вперёд с заколдованных цепей…
Меня утягивало куда-то… глубже в тишину, непрекращающуюся боль… Когда внезапно всё начало рушиться. Появился голос. Теперь я узнал Поттера сразу. От материализовавшихся слов волнами расходились свет и прохлада…
Первым, что я увидел, открыв глаза, были два огромных зелёных омута, словно вбирающих меня в себя. Я вздрогнул и попытался отодвинуться, но Поттер сам меня приподнял и, усадив на постели, внимательно обследовал взглядом.
- Надо тебя отнести в душ. Сиди здесь и не двигайся.
Интересный такой! Как будто я могу прямо встать и уйти!
Вернувшись, Поттер без разговоров поднял меня на руки и потащил в душ. Я с ужасом почувствовал, что краснею, и, не надеясь, что гриффиндорец спишет это на жар, постарался завеситься волосами…

Воспоминание Гарри Поттера.

Опустив пунцового Малфоя на бортик ванной, я быстро расстегнул его рубашку и кинул в корзину, чтобы Кикимер постирал. На этом этапе блондин никакого неудовольствия не проявлял, только старательно отводил взгляд. Это что? Пресловутая слизеринская гордость?.. Когда же я добрался до ремня его брюк, Малфой внезапно взбунтовался, вцепившись в одежду мёртвой хваткой. Какое-то время я пытался бороться с подобным идиотизмом, но результатов это не дало, только разозлило.
- Ну раз такой стеснительный, то и делай всё сам!
Знаю, подло, ведь он и с места сдвинуться без моей помощи не сможет, но я рассматривал это как новый педагогический метод. Хотел вразумить, чтобы уже не прибить в раздражении. Однако и этот опыт провалился. Заставив меня отвернуться, слизеринец принялся раздеваться самостоятельно, изредка посматривая на меня, чтобы проверить, не подглядываю ли. Конечно, подглядываю! В тёмное запотевшее стекло шкафчика с лекарствами. Не приведи Мерлин Малфой утонет или расшибёт себе что-нибудь…

Наблюдая за (вроде бы сомнительным) стриптизом, я поймал себя на том, что еле сдерживаюсь, чтобы не отвести взгляд. Какое-то совершенно непонятное смущение накатывало жаркими волнами и уже просто-таки разрывалось от крика, мол, беги отсюда, беги, а то придёт совесть и тогда тебе уж точно достанется по первое число… Малфой болен, ему тяжело, а ты думаешь… И правда, явно не о том, о чём следует.

Воспоминание Драко Малфоя.

С трудом забираясь в горячую ванну, я никак не мог определиться: благодарить мне Мерлина за великодушного гриффиндорского придурка или крыть французским матом.
Опустившись, наконец, в воду, я блаженно прикрыл глаза и попытался зарыться носом в пушистую пену.
Поттер всё ещё стоял отвернувшись, я был в этом уверен. Такая напряжённая спина… Волнуешься, Золотой Мальчик? За меня? А не думаешь ли ты, что я могу этим как-нибудь воспользоваться? А вот я думаю…

Когда я вдоволь накупался, мне пришлось-таки позвать Поттера. Сделав вид, что деликатно отвернулся, - ага, как же, десять раз! – он расправил передо мной полотенце, в которое, собственно, и сгрёб, стоило только мне к нему потянуться.

- Чёрт, и откуда же в тебе столько силы? – невольно вырвалось у меня.
И правда, откуда? Худой, лёгкий ловец… Не такой хрупкий, как я, конечно, но и не шкаф, который может вот так запросто таскать повсюду парня почти в свой собственный вес.
- Тренировки с аврорами, - коротко ответил он, неся меня в гостевую спальню.
- Ты что же, теперь аврор? – на эту тему у меня была заготовлена шикарная шпилька, но в ход её пустить не удалось, потому что ответ был отрицательным.
- А зачем тогда?
- Было бы довольно странно идти убивать Волдеморта неподготовленным, - излишне язвительно для Золотого Мальчика ответил он.
Я вздрогнул при упоминании имени Лорда, но, если Поттер и почувствовал это, то промолчал…
Ссадив меня на кровать, он взял со стола поднос и поставил на тумбочку.
- Ужинать.
- Я не хочу, - к горлу словно ком подступил, хотя я и чувствовал, что всё же голоден.
- Надо, - безапелляционно заявил Поттер и, не дожидаясь моих гневных воплей на тему: «Не хочу, не буду», - стал меня кормить. С ложечки, как маленького…

Воспоминание Гарри Поттера.

Обычно каждую ночь я подолгу просиживал в библиотеке. У Блэков было великолепное собрание сочинений. Как авторов магов, так и магглов. Лирика, проза, научные труды… Мне нравилось читать. Так я успокаивался. Гермиона уже даже начала посмеиваться, не заразился ли я от неё «книгоманией» или «знаниефилией». Может, и так. Но лучше потеряться в какой-нибудь истории, чем в бокале с вином.

Однако этой ночью, вопреки обыкновению, я пошёл не в библиотеку, а в спальню Малфоя. Уж не знаю, почему. Наверно, боялся, что его снова будут мучить плохие сны. Зайдя внутрь, я присел на кресло напротив кровати и стал наблюдать, как грудь блондина вздымается и снова опадает… вздымается…

Воспоминание Драко Малфоя.

Я проснулся среди ночи. Совершенно случайно. Не из-за кошмара или внезапного сквозняка. Я даже не знаю, что именно меня разбудило. Поворочавшись на кровати, я краем глаза заметил чью-то тень на кресле и с некоторой долей опасения попытался рассмотреть полуночного гостя.
Не без удивления обнаружив, что это всего лишь Поттер, я с облегчением выдохнул.
- Поттер… - негромко позвал я.
Но гриффиндорец спокойно спал, чуть ёжась от холода. Ну, конечно! У открытого окна и в наполовину расстёгнутой рубашке… Боже, у него вся грудь… видна… чёрт!
Я потянулся к лежащей на тумбочке палочке и, отлевитировав к брюнету плед, быстро его им укрыл… Кто будет обо мне заботиться, если он заболеет?!.. По крайней мере, тогда я хотел оправдать свой поступок именно такими образом.

Воспоминание Гарри Поттера.

Я проснулся перед самым рассветом. Малфой, как и ожидалось, мирно спал. Чему-то улыбнувшись, я встал с кресла, с удивлением отметив, что кто-то укрыл меня одеялом ночью. Решив, подумать об этом позже, я тихо выскользнул за дверь. Кикимер, зная, что я люблю ранние побудки, уже вовсю гремел посудой, бубня себе под нос какую-то ерунду про Малфоя. Слизеринец теперь вообще стал его любимой темой, видимо… ну и хорошо, меньше будет придираться ко мне. Надеюсь.
Ополоснув лицо, я спустился в кабинет и проверил вчерашнюю почту (как-то не до неё тогда было). Пробежав глазами по пергаментам, я уж, было, решил, что ничего интересного, как заметил письмо со странным гербом. Не счёт.
«Уважаемый Мистер Поттер!
Мы рады сообщить вам, что ваше заявление о поступлении в команду «Пушки Педдл» на место ловца было принято, однако по правилам следует провести смотр. Это чистая формальность, однако мы просим вас явиться…».
Далее следовало время, адрес стадиона и всевозможные пожелания хорошо провести день, быть в здравии и т.п.
Кажется, я знаю, кто написал это заявление… Ох, жаль, что Рон не умеет пользоваться телефоном… Ну, ничего, пошлю ему вопилку.

От коварных мыслей меня оторвал домовик, с хлопком появившийся посреди комнаты.
- Пришла мисс Грейнджер, завтрак накрывать на троих?
- Проверь, проснулся ли Малфой, если нет, то не буди и накрывай только мне и гостье. Я сейчас спущусь…

Воспоминание Гермионы Грейнджер.

Гарри предстал пред мои светлые очи через пару минут после того, как я отправила к нему Кикимера. Увидев его немного кислую улыбку, я догадалось, что уведомление о квиддитче ему уже пришло…
- Как Малфой? – поинтересовалась я, отпивая глоток кофе. Не то что бы меня интересовал блондин, просто как-то из вежливости надо было спросить.
- Нормально, спит.
- Хм… ты давно виделся с Джинни?
- Довольно.
- Что собираешься делать сегодня?
- Не знаю.
Ясно, игра в одни ворота. Пожалуй, придётся начать интересующую его тему, пока он не помчался к Рону выяснять отношения.
- Тогда, может, сходишь на смотр?
Гарри подавился бутербродом и возмущённо на меня уставился, откашлявшись.
- Ты что, тоже в этом участвовала?!
- Не совсем. Именно я это и сделала, Рон даже не в курсе.
- Но зачем?!
Этот вопрос был последней каплей, и я взорвалась.
- А ты не понимаешь?! Ты тут сколько уже сидишь?! Из дома почти не выходишь, работы нет, занимаешься только чтением книг. Да как ты так можешь вообще?!! Ты не живёшь, а существуешь! Мне смотреть на это больно… я хочу, чтобы ты что-то делал, чтобы общался, а не прозябал в одиночестве. Если честно, я даже рада, что Малфой оказался здесь, по крайней мере, он, может, хоть растормошит тебя! Но и сама руки опускать я не намерена. Так что, Гарольд Джеймс Поттер, будь готов в восемь, чтобы не опоздать на стадион к половине девятого! Ясно?
- Яснее некуда, - проворчал он.
Перед самым моим уходом он внезапно оттаял и даже перестал дуться. А затем уже у двери спросил:
- Почему «Пушки»?
- Считай, что это твой подарок Рону на свадьбу. Его любимая команда больше не будет проигрывать, - я задорно улыбнулась и подмигнула другу. – До свидания, Гарри.

Глава 3.

Воспоминание Драко Малфоя.

Когда я проснулся, Кикимер уже сервировал прикроватную тумбочку завтраком. Судя по его рвению, мне лишь оставалось надеяться, что в мысли и сны домовик не лезет. Слишком уж он догадливый... А, может, хозяин приказал эльфу следить за мной? Ох, Драко, стоп! Паранойя до добра не доведёт. К тому же, Поттер гриффиндорец. Что он может такого опасного?
Воображение услужливо подкинуло картинку с изображением того немногого, что осталось от Волдеморта после последней встречи с Мальчиком-Который-Выжил.
Ну и ладно, ну и всё равно.
- Кикимер, - чуть помедлив, спросил я, - а где, собственно, Поттер?
- Хозяин Гарри, - на такое обращение я невольно скривился, - уехал с утра.
- Хм?
- Приходила мисс Грейнджер, - с явным пренебрежением, но всё же вежливым тоном произнёс домовик. – Она уговаривала хозяина играть в квиддитч.
- И что же Поттер? – я с омерзением посмотрел на еду и попытался затеряться среди подушек, так что вопрос вышел немного задавленным.
- Кикимер думает, что Гарри Поттер не уверен, хотя и пошёл на собеседование.

Я хмыкнул. И в самом деле, я всегда считал, что работа аврора – это явно не призвание Золотого Мальчика. Если бы не Лорд со своими завоеваниями, возможно, брюнет и не стал бы так увлекаться боевой магией, несмотря на всю его силу.
Единственным, что всегда интересовало его искренне, как я мог видеть (а видеть я мог прекрасно, ибо следил внимательно), был квиддитч. Так что ничего удивительного, что Грейнджер пришло в голову именно так вытащить Поттера из затяжной депрессии. Ставлю всё моё состояние, которое ко мне скоро вернётся, что герой всея магической Британии сидит дома и без особой надобности носу на улицу не кажет…

Воспоминание Гарри Поттера.

Заходя домой, я позвал домовика. Однако, вопреки обыкновению, тот не появился. Это меня не на шутку обеспокоило. Что могло случиться с эльфом, если он не откликнулся хозяину?! Не раздеваясь, я вбежал по лестнице и с разбегу ворвался в гостевую, где, по идее, обитал блондин.
Малфой обнаружился на положенном месте, и смотрел он на меня, как на полного идиота. В руках у слизеринца маячила какая-то книга. Прищурившись, я смог прочитать название: «Воспитание домовых слуг. Поощрения и наказания». От такого произвола у меня волосы чуть дымом не встали (п/а: а если бы и встали, никто бы разницы не заметил) .
- Что с Кикимером? – выдохнул я.
Малфой сменив удивлённо-недоумевающее выражение лица на едкую самодовольную ухмылку. Плохой знак.
- Да всё с ним в порядке, - протянул блондин. – Лежит связанный в углу позади тебя. Аппарировать не может, бедняжка.
- Какого?.. – я медленно начинал закипать.
- Успокойся, лев сиреневый! Он пытался меня накормить, - на последних словах Малфой сложил розовые губы в трубочку, делая вид, что обиделся и надулся.
Я еле сдержался, чтобы не рассмеяться и не потерять грозный (львиный) вид. Как можно более строгим тоном я приказал блондину отпустить несчастное создание. Тяжело вздохнув, Малфой взмахнул палочкой. Оказавшись на свободе, Кикимер прокряхтел что-то и исчез.
- Так и почему же ты не ешь, интересно узнать?
- Не хочу…
- Что, с голоду решил умереть? – я удивлённо поднял брови.
- Нет. Просто сейчас не хочу, - сухо ответил больной.
- Замечательно! – рыкнул я.
Скинув с себя верхнюю одежду и оставшись в рубашке, я присел на край кровати и, усадив Малфоя так, чтобы мне было удобнее, принялся кормить его уже во второй раз. Медленно, аккуратно, но настойчиво. И меня слизеринец вряд ли смог бы связать и кинуть в угол.
Через какое-то время блондин попытался отобрать у меня вилку, но я не отдал, мол, не верю, будто тот собрался всё доесть… На самом деле мне просто нравилось кормить его. Наблюдать, как осторожно он берёт кусочки с вилки, как иногда губами касается моих пальцев, кусая тост… Это было странное чувство. И было гораздо проще не задумываться о его природе, чем устраивать самокопание…

Воспоминание Драко Малфоя.

Я честно попытался отнять у Поттера вилку. В конце концов, я Малфой или где?! Это просто недостойно, когда в восемнадцать лет тебя кормят, как маленького ребёнка!
Однако Поттер её отдать не пожелал. И это, к моему ужасу, оказалось не так уж и плохо. Ощущение тепла, заботы. Словно меня оберегают ото всех и вся, даже от себя самого. И мне нравилось, что это именно Поттер. Он забавно высовывал кончик языка, пытаясь отправить мне в рот очередную порцию яичницы, касался моих запястий, убирая руки от лица… Это странно. У меня давно не было такого острого ощущения Дома.

Воспоминание Гарри Поттера.

Когда слизеринец доел, я встал с кровати и спросил, не хочет ли он в туалет. Неудержимо краснея, Малфой кивнул и завесил лицо волосами так же, как тогда, на пути в ванную комнату.
Подхватив Серебряного Принца на руки, я улыбнулся его беспомощности и понёс притихшего парня в туалет. Меня позабивало, как меняется слизеринец. То такой весь из себя гордый и вредно-ехидный, а то мирный и покладисто-стыдливый. От такого контраста сносило мою и без того плохо держащуюся крышу…
Подождав за дверью, пока он закончит, я забрал Малфоя и вместо спальни отнёс вниз и спустил на диван.
- Зачем ты меня сюда притащил? – недовольно проворчал больной.
- Хочу кое-что показать.
Поставив на стол кристалл, я направил на него палочку, и сверху появился магический аналог голограммы.
На «видео» была записана сегодняшняя тренировка. Летал я как всегда замечательно, снитч не выпускал из виду ни на секунду… однако поймать его не мог никак, не хватало сантиметра.
- Что со мной?

Воспоминание Драко Малфоя.

- Что со мной?
Вопрос откровенно застал меня врасплох. Почему он спрашивает об этом у меня?
- Малфой…
- Огня нет, - неожиданно даже для себя ответил я.
- Что? – не понял Поттер.
- В тебе нет огня, - чётко, с расстановкой повторил я. – Тебе по буквам сказать?
- Лучше объясни, что это значит вообще.
- Гм… в тебе словно нет жизни, - тихо ответил я. – Угасла, исчезла, умерла. Уж не знаю. Тебе виднее. А вместе с ней и твой огонь пропал. Сплошная механика, автоматизм. Никаких эмоций.
- Правда, что ли? – Поттер хмыкнул, но задумался. Затем снова перевёл на меня взгляд. – Хочешь вернуться в спальню?
- Нет, я хочу ещё посмотреть.
- Может, не стоит… тебе ведь ещё нельзя летать…
- Ничего, мне просто любопытно, как они тебя взяли с такой игрой.
- Да я и так это скажу. Потому что я Гарри Поттер.
- Не льсти себе, Золотой Мальчик. Неумеху даже в «Пушки» не возьмут, будь ты хоть Гарри Поттер, хоть сам Мерлин.
- Думай, как хочешь… - пробормотал гриффиндорец и скрылся в недрах кухни.

Воспоминание Гарри Поттера.

Делая себе кофе, я в задумчивости стоял у плиты и пытался разобраться, что же всё-таки происходит в моей голове. Да и вообще, внутри меня.
Сейчас слизеринец казался мне как никогда привлекательным. Это было странно. Однако поведение Малфоя было не менее необычно. Блондин ПРИЗНАВАЛ меня как ХОРОШЕГО игрока в квиддитч. Хотя, именно в него играя, мы соперничали активнее всего. Более того, он говорил про огонь и жизнь. Это значит, что он и раньше обращал внимание не просто на то, как я играю, но и на то, что я при этом могу испытывать…
Я никак не мог определиться, нравится мне такой Драко или нет. Конечно, должен нравиться… Но только дело в том, что война научила меня настолько серьёзной паранойе, что она выходила за разумные рамки. И теперь мой внутренний голос всерьёз обеспокоился периодическими положительными всплесками слизеринца в мою сторону.
- Что ты делаешь? – голос у дверей.
- Кофе, - я легко улыбнулся. – Хочешь?
- Да.

Воспоминание Драко Малфоя.

Поттер пил некрепкий очень сладкий кофе (я бы даже сказал, сироп), щедро разбавленный сливками. Подобную гадость я даже за напиток счесть не могу. Со мной гриффиндорец не разговаривал. Он читал, что удивительно. И не журнал по квиддитчу, и не какой-то бульварный романчик, а довольно сложную научную работу о параллельных мирах одного из умнейших волшебников прошлого века… Никогда в школе Золотой Мальчик не проявлял подобных интересов.
Смотря, как брюнет медленно потягивает свою несъедобную гадость, водит взглядом по строчкам и перелистывает страницы, я чуть не забыл про собственный кофе. И, как только понял, что глупо… нет, вы не поняли, очень (!) глупо… улыбаюсь, я вскочил из-за стола, чуть не свалившись на пол. Ноги держали плохо. Хотя я уже и мог ходить, но очень аккуратно, маленькими шажочками. И уж тем более, не спрыгивая со стула, как ошпаренный.
Поттер тут же переполошился, и спросил, не плохо ли мне. Я сказал, что мне душно, ибо правду я сказать не мог: «Знаешь, Поттер, я тут вдруг понял, что как-то странно на тебя начинаю смотреть». Так прямо и стоит перед глазами его перекошенное выражение лица. Если б я сказал, что нехорошо себя чувствую, то мгновенно был бы отправлен в спальню, а то и уложен спать, чего мне хотелось менее всего…

Поттер вздохнул и приоткрыл окно. Я чисто машинально посмотрел на улицу и замер от удивления. Снаружи было жаркое лето (среди ноября), а вместо урбанистического лондонского пейзажа открывался вид на небольшой яблоневый сад.
- Это иллюзия? – не удержался я от вопроса.
- Нет, я экспериментировал с параллельными мирами, и вот, что вышло. Из какой-то чужой реальности был выдернут маленький кусочек, присоединившийся сейчас к этой стене дома. Вход только через окно, кстати. С улицы его просто не существует.
- А можно…
Поттер отложил книгу и кивнул, избавляя меня от необходимости договаривать.

Воспоминание Гарри Поттера.

Перемахнув через окно, я протянул к блондину руки. Слегка порозовев, почти незаметно, он подался ко мне и зажмурился, спрыгивая. Поймав слизеринца за талию, я всё же не устоял на ногах и упал на спину. Лицо блондина оказалось в миллиметре от моего собственного.
- Не ушибся? – выдохнул я прямо в его губы.
- Нет…
Малфой не спешил с меня вставать… и я был бы не против, чтобы он остался в такой позе… но блондин был слишком приятен к телу.
- Ты собираешься… подниматься? – прошептал я, надеясь, что не выйдет слишком хрипло.
Глубокие серые глаза гипнотизировали меня с минуту. Кажется, в них не было и грамма понимания. Никакой осмысленности, лишь эмоции, грозившие захлестнуть не только его, но и меня.
- Драко…
От звука своего имени он вздрогнул. Пару раз моргнул и быстро скатился с меня, укладываясь на траву рядом. Я поднялся, помог встать ему и, будто ничего не случилось, повёл его по дорожке к моей любимой скамеечке.

Воспоминание Драко Малфоя.

Я проснулся среди ночи от очередного кошмара, около четырёх утра. Поттер снова обнаружился в кресле. Уж не знаю, что дёрнуло меня встать и подойти к нему… Может, то же помешательство, что и днём в саду? Я снял с него очки, и брюнет стал выглядеть как-то совершенно по-детски, незащищённо. Вот вам и самый сильный волшебник современности.
Пока он вот так спит… я ведь могу не сдерживать улыбку, правда?
Возвращаться в остывшую кровать, где мне обязательно приснится кошмар, не хотелось. А кресло было таким огромным… я примостился рядом с гриффиндорцем, положил голову ему на плечо и призвал одеяло… И плевать мне, что он подумает, когда проснётся. В конце концов, я больной. Может, даже психически нестабильный больной. Мне всё можно…

Воспоминание Гарри Поттера.

Я открыл глаза около шести утра. И сразу понял - что-то не так.
Драко спал рядом, положив голову мне на грудь, а рукой обнимая за талию. Очки лежали на тумбочке, хотя я точно помнил, что не снимал их. Так. Значит, в тот раз это он укрыл меня одеялом? Выходит, да.
Мне впервые после войны не захотелось немедленно встать и идти умываться… Я чуть перевернулся, чтобы было удобнее, и обнял блондина в ответ.

Воспоминание Рональда Уизли.

Узнав, что Гарри стал ловцом «Пушек», я был невероятно счастлив. Я сразу помчался к нему, дабы отпраздновать такое событие!
В доме меня встретил Кикимер. Домовик пробормотал что-то, мол, хозяин занят и бла-бла-бла, но мне и в голову не пришло слушать это бестолковое существо. Я пробежал по порожкам и влетел в комнату к другу, но его там не обнаружилось… библиотека? Нет. Внезапно я вспомнил, что Гарри притащил к себе в дом хорька… Хм, неужели Малфою плохо, и друг вынужден с ним сидеть?
Решив, что это просто кошмарно, я направился осматривать гостевые спальни. В одной из них я так и застыл посередине ковра с открытым от удивления ртом. Я никак не мог поверить в реальность представшей картины, не то что пошевелиться.
Внезапно Малфой чуть сместился, утыкаясь носом Гарри в плечо… И тут я внезапно сорвался.
- Гарри!!! – я закричал так громко, как не орал уже с самой войны.
Спящие дёрнулись и медленно открыли глаза. Гарри немного сдвинул блондина, чтобы вытянуть затёкшую руку, а Малфой почти свернулся калачиком у него на коленях, явно намереваясь продолжить сон.
- Гарри!!! – снова заголосил я. Если раньше это было от возмущения, то теперь скорее от негодования.
- Тише, Рон, - шикнул друг.
Завернув посапывающего Малфоя в одеяло, он перенёс слизеринца на кровать и вышел за дверь, вытащив и меня с собой.

- Гарри, ты с ума сошёл?! – буйствовал я на кухне, пока брюнет наворачивал оладьи с мёдом. – Это же хорёк!! Нет, я понимаю, что ты к нему привязался, пока таскался в больницу, но надо же и меру знать!! Более того, я очень, ты слышишь, ОЧЕНЬ надеюсь, что это было всего лишь проявлением жалости, а не, - я поморщился, произнося следующее слово, - заботы…
- Чёрт, Рон! Сядь уже, ты портишь мне аппетит.
Я умостился на стуле и понуро опустил голову.
- Рооооон…
Игнор.
- Ну, Рооооон!
Игнор.
- Рооооооооооооооон!
Пауза.
- Что?
- Я не уверен, но, кажется, он мне нравится.
- В каком смысле?
- А ты как думаешь?
Я глубоко вздохнул. Ещё раз. И ещё. Снова.
- Всё. Делай, как знаешь, только не жалуйся потом… В смысле, если он тебя отошьёт, просто пойдём и напьёмся…
Гарри счастливо улыбнулся, и я оказался совершенно безоружен против этого по-ребячески открытого действия.


Глава 4.

Воспоминание Гарри Поттера.

Как только дверь за Роном закрылась, до меня как-то внезапно дошло, что я только что ему сказал… Я умудрился признаться вслух, что Малфой… И что теперь делать?! Судорожно вздохнув на манер Рона, я направился в библиотеку, чтобы почитать какой-нибудь развлекательный рассказик и выбросить все мысли из головы. Однако, не успел я подняться по лестнице, как в дверь снова позвонили.
В холле появился Кикимер и открыл. Через мгновение у меня на шее висела радостная раскрасневшаяся Джинни и быстро-быстро говорила, как она соскучилась, как долго ждала встречи и всё в таком духе. Я улыбнулся и мягко отстранил от себя девушку. Я и забыл, что уже выходные. Джинни иногда отпускали ко мне и в Нору. В конце концов, она тоже герой войны и имеет право на некоторые привилегии.
Нет, не подумайте, мы не встречались. После войны всё так изменилось… от юношеской влюблённости остались только тёплые родственные чувства. Примерно такие же, как к Рону или Герми. Я предполагал, что разговор с Джинни будет сложным… объяснения, выяснение отношений. Но я был так вымотан, что притворяться не мог. Да и это было бы не честно по отношению к ней… Впрочем, всё прошло хорошо. Девушка ответила, что всё понимает. И вообще, она сама подумывала о том, чтобы начать подобный разговор.

Воспоминание Драко Малфоя.

Как бы я ни хотел ещё поваляться в постели, но вопли бешеного Уизли меня разбудили. Я ещё какое-то время разглядывал белый потолок, но это развлекало мало. Пришлось кое-как добраться до ванной, ополоснуть лицо и одеться.
Я выходил из комнаты как раз в тот момент, когда в дверь позвонили. В первый момент я решил, что это рыжий что-то забыл, но когда на Поттере повисла девушка, я опешил… Гриффиндорец, казалось, не испытывал от этого ни малейшего неудобства, словно это происходило постоянно и не было чем-то необычным… Ах, да, как же я мог забыть. Они встречались в школе. Так что им мешает продолжать?..
Последняя мысль меня так разозлила, что я снова влетел в комнату, уже не думая о том, как сильно ломит тело и кружится голова. Я привалился лбом к холодному стеклу и закрыл глаза. Ну и о чём я думаю, спрашивается? Это же всего лишь Поттер… всего лишь… Поттер… во всём виноват.

Воспоминание Гарри Поттера.

Драко не выходил из комнаты уже два дня и пускал к себе только Кикимера, посылая меня то к дементору, то к мерлиновой бабушке, то ещё куда-нибудь. В общем, конструктивного разговора не получалось, и я не мог ничего понять. Единственным поводом я мог бы счесть наше пробуждение. Ему могло не понравиться, что я его обнимал… хотя нет, он сам перелёг ко мне. Тогда, может, то, что это видел Рон? Но слизеринец сразу бы высказал всё, что по этому поводу думает. Причём, не мне, как раз Рону. Рассказал бы про то, что приличные люди стучатся и тому подобное…
Я ходил из угла в угол, не находя себе места от беспокойства и допрашивал Кикимера на предмет самочувствия Драко. Домовик старательно отводил глаза и явно собирался побиться головой о стенку. Так что я сделал логический вывод: Малфою плохо, но он запретил Кикимеру об этом сообщать мне. И теперь несчастный разрывался от невозможности выполнить прямой приказ хозяина – ответить на поставленный вопрос.
Глухо зарычав, я вымелся из кабинета.
- Малфой! Открой!
Ноль ответа.
- Малфой!
То же.
- Драко, твою мать! Если ты сейчас же не откроешь дверь, я её к чёрту вышибу! И буду прав! Потому что это МОЯ дверь!!
- Не смей называть меня по имени, Поттер!! – на пороге появился бледный до синевы слизеринец с горящими от гнева глазами. – Твоя дверь, значит?! Мне всё это осточертело! Слышишь?! Ос-то-чер-те-ло!! Я хочу, чтобы всё поскорее кончилось, чтобы Великий Народный Герой а-ля спаситель всего живого убрался, наконец, из моей грёбаной жизни!
- Объясни мне, что происходит!
Но блондин меня даже не слышал…
- Видеть тебя не хочу! Зачем ты меня вообще сюда притащил?..
Последние слова были произнесены уже почти шёпотом. Слизеринец пошатнулся и стал оседать на пол.
- Драко! – я подхватил его на руки, положил на кровать и позвал Кикимера.
- Вызови Невилла Лонгботтома.
Домовик кивнул и испарился.
А я так и остался сидеть рядом с безжизненным на вид Малфоем без возможности как-то помочь.

Воспоминание Невилла Лонгботтома.

Обычно меня не вызывают среди ночи. Да я бы разозлился… если бы только это не был Гарри. Я собрался в рекордные сроки, и аппарировал на Гриммаулд Плейс. Меня встретил домовик и отвёл в спальню, ничего не сказав.
Увидев на кровати Драко Малфоя, я опешил… однако, когда заметил, что Гарри держит блондина за руки и выстукивает ногой тихий тревожный ритм, я совсем выпал из реальности. Я никогда не верил статейкам Скитер, но, кажется, в этот раз в «Пророке» была доля правды.
Осмотрев больного, я ободряюще похлопал друга по плечу.
- Всё нормально с твоим Малфоем будет. Это просто стресс и усталость. Если бы я не знал тебя, сказал бы, что ты не даёшь ему спать ночами и моришь голодом… так что я бы на твоём месте проверял, сколько он ест и хорошо ли спит. Кстати, ему нельзя волноваться. Противопоказано. Запомнил?
- Спасибо, - выдохнул однокурсник…

Воспоминание Гарри Поттера.

Я ждал, пока Драко проснётся, наблюдая за тем, как он дышит. Мне казалось, что если я отведу взгляд, то дыхание исчезнет, и я не смогу его спасти. То же я испытывал и в больнице, когда ещё не знал, очнётся ли он вообще.
А в голове билась лишь одна мысль: «Только бы он не ненавидел меня…»
Мне казалось, я этого просто не переживу. Глупо? Да. Но я ничего не мог с собой поделать. Школьной неприязни с прожигающим взглядом и шипением, похожим на парселтанг, хватило за время учёбы с лихвой.
Внезапно веки блондина дрогнули, и он открыл глаза.
- Привет, - тихо сказал я.
Он не ответил, но и взгляд не отвёл. Я вздохнул.
- Драко, скажи, чего ты хочешь?
- Зачем тебе всё это?
Я бы мог ответить, что не знаю. Это было бы проще. Не пришлось бы раздумывать, как объяснить и не стать предметом его презрения. Но я прекрасно понимал, что такой ответ блондина не устроит. Лучше... лучше пусть всё остаётся, как есть.
- Твои родители помогли мне во время последней битвы. Отдаю долги.
Малфой ничего не ответил, просто закрыл глаза, словно снова заснул. Посчитав свою миссию выполненной, я встал и вышел за дверь. На секунду привалился к стене, тяжело дыша, будто только что поставил мировой рекорд по прыжкам в длину с разбега, но затем резко оттолкнулся от неё, расправил плечи и пошёл за метлой, словно ничего и не было.

Воспоминание Драко Малфоя.

Как только Поттер вышел, я не выдержал и со всей силы ударил по постели. И на что я надеялся, спрашивается?! С какого Поттеру хотеть кого-то вроде меня? Да я даже Пожирателем Смерти стать не смог!! Я даже ненавидеть его нормально не могу! Я ничего не могу! Я ему не ровня, конечно! Он Золотой Мальчик, победитель Волдеморта! Спаситель всей магической Британии, мать его... Ну и пусть катится к своей рыжей подружке, меня это вообще не волнует.

На следующий день, успокоившись, я вышел к обеду. Поттер только вернулся с тренировки и активно делал вид, что увлечён газетой, а сам украдкой меня рассматривал, регистрируя, по всей видимости, цвет кожи, красноту глаз и прочие «прелести» истощения. Я не стал его разочаровывать и говорить, что всё вижу…
За всё застолье мы перекинулись лишь парой фраз: «Как тренировка - Нормально», «Как себя чувствуешь - Хорошо», после чего Поттер закрылся в библиотеке, а меня Кикимер в неуважительные пинки (видимо, по приказу своего хозяина) выгнал в сад. Через час от свежего воздуха меня уже тошнило. Вернее, не от воздуха. От скуки.
Так что появление Поттера в окне оказалось бы как нельзя кстати… если бы видеть его мне не было ещё более тошно…
- Хочешь… - гриффиндорец на секунду замялся и смущённо отвёл взгляд. Мои мысли тут же выбрали вполне определённое и весьма нежелательное направление. – В общем, у меня матч послезавтра. Невилл сказал, что тебе уже можно будет выходить, вот я и подумал…
- Я пойду, - выпалил я. А затем мысленно стукнул себя по лбу. Вот идиот!

Воспоминание Гарри Поттера.

Утром перед игрой Малфой всеми силами пытался остаться дома. То у него голова болит, то живот, то одежды подходящей нет… и вообще, он может простудиться. Такое поведение легко объяснялось присутствием в непосредственной близости от него моих друзей. Джинни, Рон и Гермиона прибыли за час до выхода и ожидали в гостиной, чтобы аппарировать вместе и усадить Драко на трибуне рядом с собой.
На десятой отговорке я начал раздражаться, на пятнадцатой уже глухо рычал, а на двадцатой всё-таки сорвался.
- Мерлин тебя подери, Малфой! Если не хочешь идти, так прямо и скажи, нечего придумывать тысячу и одно недомогание, которое не позволяет тебе сегодня выйти из дома!!
Насупившись, Драко вздёрнул нос и пошёл собираться. Ко всеобщему удивлению, блондин оделся очень быстро, а результат превосходил наши самые смелые ожидания. От усталости на лице ничего не осталось, аккуратно уложенные, немного вьющиеся, как у Нарциссы, платиновые волосы ровно лежали на плечах, одежда казалась совершенно новой, только что купленной... или даже сшитой на заказ. На самом деле, Малфой и в растянутом свитере выглядел бы наследным принцем, так что совершенно ничего удивительного…

Воспоминание Джинни Уизли.

Было довольно забавно наблюдать за Малфоем. Только сейчас я начинала понимать, насколько сильно он изменился после войны. Его колкости уже не были такими колкими, ухмылки стали беззлобными, а взгляд оказался поразительно мягким.
Они с Гарри шли очень близко друг к другу. Словно неосознанно стараясь соприкасаться плечами. Мне даже показалось, что кто-то из них вот-вот возьмёт другого за руку… но, видимо, мы оказались у трибуны слишком быстро. Малфой устроился между Роном и Мионой, начисто проигнорировав моё предложение сесть рядом со мной. Вначале я удивилась, но, перебрав в памяти все эти недвусмысленные взгляды Драко на Гарри, мне захотелось смеяться…

На поле появились команды, и игра всецело захватила внимание Малфоя, хотя происходящее было весьма вялым. Участники словно раскачивались, а ловец «Пушек» чаще положенного смотрел в сторону зрителей… наверно, именно поэтому так вышло, что снитч первым заметил не он. Гарри отставал всего на пару сантиметров, но и такой разрыв в квиддитче мог обернуться поражением. Блондин затаил дыхание, когда ловцы на полной скорости ринулись к земле в попытке догнать победные 150 очков… В метре от падения ловец другой команды выправил метлу, но Гарри все продолжал погоню. Драко не усидел на месте и вскочил с кресла. Глаза у него были широко распахнуты, рот приоткрыт, но казалось, что он всё ещё не может вздохнуть. Внезапно Гарри дёрнул метлу в сторону, и она пролетела в сантиметре над травой, в его руке был крепко зажат снитч. Драко рухнул обратно на место, еле слышно проговорив: «Золотой Мальчик поймал Золотой Мячик»…

Когда мы выходили с трибуны, я аккуратно подцепила блондина за рукав, привлекая внимание:
- Малфой.
- Да? – тон блондина настолько вежлив, насколько и холоден.
- Если он тебе нравится, скажи ему, - я чмокнула опешившего слизеринца в щёку и выскочила вслед за братом и Мионой, борясь с желанием взглянуть на мягко порозовевшие щёки Драко.

Воспоминание Драко Малфоя.

Я стоял посреди опустевшей трибуны не в силах пошевелиться. Боже, если даже мелкая Уизли заметила, что я… Как же, Мерлин подери, здорово, что Поттер такой катастрофический чурбан, и ни черта не видит дальше своего носа!
Внезапно вышеозначенный объект спикировал чуть ли не мне на голову, радостно хохоча.
- Ты видел?! Нет, Драко, ты видел!! – гриффиндорец скакал, как стрекозёл, и совершал всевозможные пассы руками, изображая летящие мётлы, приближающееся к лицу поле и маленькую точку удаляющегося мяча.
Я медленно подошёл к нему:
- Я видел, Гарри… - он внезапно остановился и посмотрел на меня с совершенно милым выражением лица.
Я положил руку ему на грудь и закончил фразу:
- Твой огонь…
Зрачки огромных зелёных глаз расширились.
Секундная пауза.
За эту секунду я успел сто раз себя проклясть за клинический идиотизм. Ну зачем же так откровенно подставляться-то! Если он сейчас всё поймёт, то рассмеётся и вышвырнет не то что из своего дома, но из Англии. Впрочем, какая ему, к Мерлину, разница вообще… Просто рассмеётся, плюнет и забудет.
Но, вопреки ожиданиям, он вдруг сгрёб меня в охапку и страстно поцеловал, выплёскивая весь адреналин, что только что получил в воздухе. Я даже не могу сказать, сколько это длилось… минуты… часы… дни… всего тридцать секунд. Но это было столь неожиданно возбуждающе, что я изо всех сил вцепился в его форменную мантию, судорожно пытаясь сохранить устойчивое положение. Как оказалось, необходимости в этом не было, Гарри крепко удерживал меня за талию одной рукой, и зарываясь в волосы другой.
Когда поцелуй закончился, я с трудом подавил раздосадованный полустон, а гриффиндорец чуть отстранился, пытаясь одновременно отдышаться и заглянуть мне в глаза. Я старался отвести взгляд, но в таком положении это было не то что проблематично, невыполнимо.
- Домой, - прошептал Поттер, и я почувствовал характерный рывок внизу живота.

Как только мы аппарировали, Гарри повалил меня на кровать и принялся выцеловывать какие-то ему одному ведомые узоры на моей шее. Его руки гуляли по моему телу, забираясь под одежду, избавляя меня от неё. Его руки были повсюду. Мне оставалось только сбивчиво произносить его имя, иногда вздыхая и вздрагивая, цепляясь пальцами то за него, то за покрывала… я чувствовал, что скоро не выдержу и кончу от одних поцелуев. Но внезапно Гарри приостановился. Его движения стали медленнее, более тягучими… но это меня возбуждало только ещё больше.
Как мы оказались без одежды, прошло мимо моего сознания, но я отчётливо помню каждое движение гриффиндорца, когда он начал спускаться всё ниже и ниже по моему телу… он заставлял меня выгибаться на кровати, нашёптывая что-то о моей красоте в целом и упоминая каждый изгиб моего тела в отдельности. К тому моменту, когда его губы коснулись моей плоти, я уже был на пределе… но последней каплей оказалась картина, где он, склонившись надо мной, вбирая меня в рот, ласкает себя…

Воспоминание Гарри Поттера.

Драко отключился мгновенно. Я улыбнулся, чмокнул его в губы и заклинанием очистил и нас, и кровать, затем притянул блондина к себе и, осторожно укутав нас прямо в покрывало, уснул…

Воспоминание Кикимера.

Кикимер приготовил обед сегодня немного раньше.
Кикимер знал, что хозяева в комнате, и хотел сделать господам приятное.
Но, когда Кикимер переместился с подносом к комнате, его планы были порушены.
Хозяева явно не хотели никого видеть.
Они полусидели на кровати, много глядели друг другу в глаза и часто целовались, о чём-то разговаривая.
Кикимер тихо поставил поднос у двери, и схватился за голову, перемещаясь на кухню…
Что же делать бедному Кикимеру, если чистокровный и блистательный род Малфоев прервётся!..

= The End =

@темы: гарри\драко, высокий рейтинг, Гарри Поттер, фанфик, мини, закончен

URL
   

Never Grow Old

главная