Morning_Time
Я простираю грёзы под ноги тебе... Ступай легко, мои ты топчешь грёзы...
Автор: DirtyDreams
Фендом: Гарри Поттер
Пейринг: Гарри Поттер/Фред Уизли/Джордж Уизли
Рейтинг: PG-13
Жанр: романс, ангст
Размер: мини // 3 главы
Статус: закончен
Размещение: только с разрешения автора
Саммари: Они одинаково одеваются. Они одинаково едят. Они одинаково спят. Они одинаково говорят, потому что... одинаково думают? Хм, именно поэтому, наверно, они одинаково влюбились.
Предупреждение: ООС, AU, Инцест, Смерть второстепенного героя





Что значит – любить близнецов? Я вам отвечу. Всё равно, что любить одного человека, только немного интереснее... Иногда у меня создавалось впечатление, что им замечательно и без меня. Ведь они такие живые, такие страстные, особенно, в компании друг друга. Они одинаково одеваются. Они одинаково едят. Они одинаково спят. Они одинаково говорят, потому что... одинаково думают? Хм, именно поэтому, наверно, они одинаково влюбились. А я... я воспринимал их как одно целое. Нечто неразделимое и очень важное.
Но! Всё по порядку. Пожалуй, чтобы понять, нашу историю стоит выслушать с самого начала...

Глава 1. Когда Гарри встретил...

Война закончилась.
Эти два простых слова ещё не укладывались в моём сознании в качестве фразы. Не то что бы у меня осталось что-то психологическое, хотя и не без этого, просто было... неожиданно. Я не думал, что останусь жив после всего, так что видеть Магическую Британию в процессе восстановления было странно. Даже как-то неуютно.
Особенно, если учесть, что все, кого я знал, либо умерли, либо настолько сильно изменились, что я с трудом понимал, с кем именно разговариваю. Впрочем, общение происходило нечасто. Все были весьма и весьма заняты.
Семейство Уизли сильно поредело. Артур, Перси, Билл, Джинни... погибли. Молли почти сошла с ума от утраты. Миссис Уизли никого не замечала и что-то всё время тихо говорила... было невозможно разобрать. Чарли не приезжал ни разу с окончания войны, хотя прошло уже почти полгода. Фрэд и Джордж с головой ушли в заботы о магазине. По всей видимости, чтобы отвлечься и не наблюдать абсолютно сломленную мать. Рон и Гермиона всеми силами пытались наладить свои отношения. Причём, настолько активно, что их свадьба была назначена не далее, чем через два дня.
И я не наведывался в Нору. Я тоже не хотел видеть их... такими. Хотя мы с Гермионой регулярно переписывались. С Роном тоже, но его письма становились всё реже и всё короче.
А самое странное в этом то, что я, вот уже полгода почти не покидая особняк Блэков и просиживая всё время в библиотеке, не чувствовал себя ни одиноким, ни, тем более, несчастным. Мне было всё равно. Настолько, что я не ожидал этого от себя...

Я не помню, как прошли дни перед свадьбой друзей. Я не помню, как покупал им подарок. Мерлин! Я не помню даже, ЧТО я им купил... Впрочем, у меня, действительно, просто кошмарная память.
Церемония проходила в церкви, хотя Гермиона и сопротивлялась, как могла. Веры в девушке не было не на грош, но Рон собирался неукоснительно следовать этой традиции.
Я сидел на самом последнем ряду. Нет, не подумайте, Рон предлагал мне быть шафером, но... мы были уже не те. Так что шафером был Джордж. Или Фрэд. Или всё-таки Джордж. Хотя я подозреваю, что они всех дурили, постоянно меняясь.
На свадьбе у меня была одна цель. Вполне ожидаемая. Я сидел и методично напивался. Бокал за бокалом. Отвратительное было шампанское, насколько я помню.
Примеряя то ли шестой, то ли седьмой бокал, я уже нацеливался на седьмой-восьмой, когда ко мне вдруг подсел Фрэд. Он обворожительно улыбнулся мне и, словно вскользь, заметил:
- Давно не виделись, Гарри...
Близнец изменился. О, Мерлин, как он стал хорош! Рыжие шелковистые волосы рассыпались по плечам, яркие голубые глаза светились озорством, а веснушки складывались в неведомые узоры на слегка порозовевших щеках.
- Давно, - только и смог выдавить я.
Мы замолчали. Неизвестно, сколько ещё мы бы так просидели, если бы не подлетевший Джордж:
- Давно не виделись, Гарри... – повторил он фразу брата, и я не сдержал смешок.
Джордж недоуменно уставился на близнеца, но тот только отмахнулся, мол, не бери в голову.
- А может, мы пойдём... – начал Джордж.
- Потанцуем? – закончил Фрэд.
Я улыбнулся им и, за раз опрокинув в себя пол бокала шампанского, отставил хрусталь на стол:
- И кому же конкретно мне предстоит отдавить ноги?
Танцевать я так и не научился. А, собственно, где и когда я бы мог это сделать?..
- С обоими, - синхронно ответили братья и потащили меня в центр зала.

Последние полчаса крутили только медленные композиции. Скучно, но стратегически верно: пьяные супружеские и ново образовавшиеся романтические парочки с удовольствием переминались под печальные фортепианные и скрипичные мелодии.
Близнецы обступили меня с двух сторон, явно давая понять, что правила устанавливают они. Ладони Фрэда, стоящего позади меня, легли мне на бёдра, мягко двигая их в такт. Руки Джорджа блуждали где-то в районе моих груди и живота. Чем дольше продолжался танец, тем более расслабленно я себя чувствовал. Мои собственные руки гладили плечи Джорджа, либо овивали его шею, чтобы чувствовать Фрэда, я откинулся назад, прижимаясь к близнецу всем телом.
Я запрокинул голову назад, на плечо Фрэда. Джордж усмехнулся и внезапно намного навалился на меня, дотягиваясь до брата и целуя его. Это был яркий поцелуй, страстный. Это было в нескольких сантиметрах от моих глаз. Две пары губ соприкасаются друг с другом, медленно приоткрываясь. Их языки встретились и принялись бороться, проталкиваясь в чужой рот, стараясь завладеть им.
И мне стало чертовски жарко. Особенно тогда, когда я, наконец, осознал, что нахожусь между двумя возбуждёнными парнями, чьи бёдра недвусмысленно прижимаются к моим.
- Может, нам стоит найти местечко поспокойнее? – чей-то жаркий шёпот около моего уха и влажный поцелуй в шею.
- Хаа, - полустон-полувыдох. Ничего более информативного я на тот момент выдать просто не смог. Вероятно, я всё-таки был пьян.


Я проснулся от жуткой головной боли. Просто невообразимой. Мне даже на долю секунды показалось, что это шрам... но Воландеморт мёртв. Я приоткрыл глаза и тут же зажмурился от яркого света. К тому же, без очков всё равно ничего не было видно, так что я просто вытянул правую руку в надежде дотянуться до тумбочки и нашарить любимые окуляры.
Однако по пути рука наткнулась на нечто совершенно неожиданное. Нечто, что заставило меня распахнуть глаза, несмотря ни на какое солнце, и подскочить в кровати.
- Гарри? – рядом со мной раздался сонный голос.
- Очки, - хрипло проговорил я не слушающимся голосом.
Меня резко повалили назад и водрузили искомый предмет на нос.
Расплывающийся силуэт перед лицом вдруг сложился в сонного улыбающегося Фрэда.
- Доброе утро, - два голоса в унисон.
Голос сидящего на мох бёдрах Фрэда и голос вошедшего Джорджа, который явно был только что из душа.
- Доброе, - ответил я, нерешительно улыбнувшись.
Ситуация казалась мне, мягко говоря, нереальной… хотя и неожиданно приятной. Фрэд подался вперёд и осторожно прикоснулся к моим губам в нежном ненавязчивом поцелуе. Затем он соскочил с кровати и, подмигнув брату, вышел из комнаты:
- Я в душ.

Волосы Джорджа всё ещё были влажными. С некоторых прядей до сих пор капала вода. Из одежды на нём было лишь набедренное полотенце, расположенное так низко, что моя буйная фантазия мгновенно дорисовала всё остальное.
Если быть предельно честным, то ночь я помнил более, чем смутно. Обрывки ощущений и эмоций. Причудливый коктейль, вкус которого ещё помнишь, а ингредиенты – нет...
Голова болела ещё больше, когда я пытался вспомнить или разобраться, что можно сделать в такой ситуации. Мерлин… переспать с двумя братьями лучшего (?) друга! Прав был Снейп, я идиот. Неуравновешенный.
- Болит? – заботливо поинтересовался близнец, состроив сочувствующую мордочку. – Хочешь, принесу антипохмельное? У нас где-то было…
- Если не трудно…
Джордж подошёл ко мне, наклонился и чмокнул в губы:
- Совсем не трудно.

Пока я был в ванной, братья исчезли из квартиры, оставив записку примерно такого содержания: «Мы спешили в магазин, там проверка и бла-бла-бла. Будет время – заходи, мы тебе всегда рады»…
Не знаю, почему они так поступили, но я… расстроился. Впервые с окончания войны я почувствовал, что остался в одиночестве. Возможно, именно по это причине я аппарировал к их магазину тем же вечером.
Близнецы были удивлены, пожалуй, даже больше, чем обрадованы.
- Гарри! – воскликнул Фрэд, заметивший меня первым. – Проходи!
Это восклицание было началом нашей ночи №2.
И на этот раз я всё прекрасно запомнил…

Мы стали встречаться пару-тройку раз в неделю, когда у близнецов было время. И стены дома в те вечера, когда я был один, начинали тяготить меня. И спустя полгода я переехал к ним. Хотя моя почта всё ещё приходила на Гриммо, 12.
В конце концов, мы всё-таки объявили о том, что вместе… хоть и вышло это случайно. Репортёры, по всей видимости, решили преследовать меня до самой смерти.
На имя близнецов приходили гневные послания и вопиллеры, требующие немедленно отстать от Национального Героя и «не тянуть его за собой в адскую яму порока». Меня это напрягало, а их только смешили формулировки моих резких фанатов.
Гермиона восприняла это нормально. Кажется, она видела наш танец на свадьбе… ничего удивительного, она всегда была наблюдательной. А вот Рон пребывал в некотором подобии шока. Он даже не мог определиться, на кого именно зол. На меня, за то, что «развращаю его братьев», либо на них, за то, что «используют его лучшего друга». Впрочем, под действием Гермионы Рон, как и ожидалось, успокоился.

Жизнь с близнецами казалась мне раем. Теперь я никогда не был один за исключением моментов, когда сам этого хотел. У нас часто бывали гости. По большей части, конечно, друзья-гриффиндорцы… но, вообще, люди заходили разные…

- Гарри! – голос Джорджа из кухни. О, да. Я научился их различать даже по голосам.
- Мм?
- Завтрак готов!
- Иду...
Я медленно выбрался из кровати, водружая на нос очки и просовывая ноги в мягкие тапочки. Сегодня Джордж.
Субботу и воскресенье близнецам тоже надо было проводить в магазине, но, после того, как я устроился на работу, мы стали так редко видеться... И братья решили... распределиться. Каждый из них проводил один выходной день в моём обществе, пока другой работал. Воскресенье взял Фрэд, а субботу, соответственно, Джордж.
Я зашёл на кухню и замер на пороге, прислонившись к дверному косяку и с улыбкой наблюдая, как Джордж раскладывает гренки по тарелкам и поливает их вишнёвым вареньем.
В такие моменты внутри меня растекалось что-то тёплое, нежное, сладкое… невообразимое. До того, как я стал жить с Уизли, я никогда не испытывал ничего подобного. Это ощущение своего собственного дома, где о тебе по-настоящему заботятся, где тебя любят и где хотят сделать приятное.
Я подошёл ближе и, не сдержавшись, обнял Джорджа со спины, целуя куда-то в шею. Он обернулся ко мне и мягко поцеловал. Это был один из тех невесомых поцелуев, которые я ценил гораздо сильнее, чем даже самые страстные, потому что он дарил намного больше тепла.
- Ешь, пока не остыло, - прошептал Джордж мне в самые губы, и я облизнулся…
Стоит ли добавлять, что к завтраку мы приступили лишь час спустя?

На сегодня у нас была запланирована культурная программа. Не то что бы мы нечасто куда-то выбирались, просто на этот раз мы шли вовсе не на Косую Аллею, а в маггловскую часть Лондона.
Гермиона недавно расхваливала мне какой-то новый и, по её мнению, потрясающий фильм, который недавно вышел на экраны, и я поделился этим с братьями. Джордж вызвался пойти со мной.
Билеты мы взяли на последний ряд, хотя на сеансе особо никого и не было… хотя фильм и шёл уже не первую неделю, я не мог предполагать, что зрителей окажется так мало.
Кино я запомнил плохо. Я либо объяснял маггловские термины, рассказывал о всяческих приспособлениях и их устройстве любопытствующему Джорджу, либо целовался с ним же. Времени на картину оставалось слишком мало, чтобы уловить что-то большее, чем разрозненные кадры… кажется, это была комедия. Хотя даже этого я не могу гарантировать.


Потом мы, кажется, гуляли в парке. Да, точно. Мы пошли к пруду. Это всё, конечно, романтические бредни, но я обожал кормить там лебедей. Меня завораживали эти птицы. Плавные линии их силуэтов. Белизна их крыльев.
Мы тогда много смеялись, дурачились. Джордж даже почти упал в воду, но я успел его удержать…
Наши дни с Джорджем всегда были очень мягкими, плавными, нежными и спокойными. Я отдыхал, просто позволяя себе расслабиться и ни о чём не думать. Время чистого и уютного радужного сна…

Когда мы вернулись домой, Фрэд уже накрывал ужин. Я ушёл в ванную, оставив братьев за каким-то глубоко экономическим разговором. На самом деле, они очень интересно между собой общались. Полуфразами. Могли просто переглянуться и внезапно рассмеяться. Словно общались преимущественно мысленно.
Я как-то однажды задался вопросом, кого из них я люблю больше… но так и не смог ответить. Я пытался писать столбики плюсов и минусов, как советовала мне Гермиона, но получалось, что они, как две половинки единого. Один дополняет другого. И любовь у них была одна на двоих. Как ни тщеславно, но ко мне…

Следующий день был днём Фрэда. Завтракать мы пошли в кафе-мороженое. Фрэд всегда заказывал там огромную порцию шоколадного, с орехами и карамелью. Страшно приторно, на мой взгляд, но ему нравилось…
Потом мы прошлись по магазинам, накупили кучу всякой всячины, по большому счёту, совершенно нам ненужной, но приятной.
Мы целовались на улице, прямо посреди Хогсмида, эпатируя несчастных прохожих… а потом были карусели. Много каруселей. Фрэд был их фанатом, и я не мог отказать ему в этом маленьком удовольствии…
Воскресенья всегда были очень живыми и насыщенными. Мы могли весь день носиться по Лондону или рвануть куда-нибудь за границу одним днём только потому, что кому-то из нас вдруг этого захотелось…

Когда в тот день мы вернулись домой, Джорджа не было, и Фрэд отправил сову в магазин. Вернулась она с министерской запиской. Он не дал мне её прочитать, сразу сжёг. Лицо его было серьёзным, и я забеспокоился.
- Надо отправляться в министерство. Камином, - как-то слишком сухо произнёс он, и я беспрекословно подчинился.

Я не помню уже, что говорил нам главный аврор в точности… Что-то о перестрелке в маггловском Лондоне, что-то о том, что у Джорджа там были дела… я смог понять, что произошло, только тогда, когда оказался в Мунго, у постели бледного и почти не дышащего Джорджа.
Колдомедики со мной не говорили. Наверно, взгляд у меня был слишком безумный. Я слишком хорошо понимал, что у Джорджа нет шансов… Он никак не приходил в себя. Фрэд тогда закрыл магазин, и мы целыми днями сидели дома, просто лёжа в постели. По ночам я не мог спать, а Фрэд, если и засыпал, то звал Джорджа и скулил, словно раненный зверь… а потом он заболел.

Врачи в унисон говорили, что это стресс, что всё пройдёт, как только Фрэд успокоится, но он не успокаивался. Его бросало то в жар, то в холод, он сутками был в бреду. Звал то меня, то Джорджа. Ему казалось, что мы оба умерли. И однажды он просто перестал дышать… «Сердце не выдержало», - сухо констатировал колдомедик. И утром того же дня умер Джордж, так и не очнувшись.

Двойные похороны. Похороны того единственного в мире, что держало меня в реальности. Единственного, что я любил… Я не помню, что говорил или делал тогда. Мне рассказывали, что я простоял молча и неподвижно всю церемонию. А потом развернулся, разнёс стихийной волной магии все строения, что были поблизости и аппарировал.

Я оказался в доме на Гриммо. И просидел там безвылазно практически месяц. Пока ко мне не прилетела министерская сова. Оказалось, что всё своё имущество братья завещали мне. Никто не удивился. А я лишь сжался на стуле бесформенным комком боли и разочарования…

Я до сих пор храню НАШИ фотографии. У меня для них есть отдельный альбом, который я часто пересматриваю. В субботу я ем гренки с вишнёвым вареньем по утрам, а в воскресенье заказываю в кафе огромную порцию шоколадного мороженого с орехами и карамелью. А потом прихожу к НИМ на могилу. По будням я управляю ИХ магазином и навещаю крестников… детей Рона и Гермионы. Я помирился с Малфоем, у него не всё ладно с Асторией, и мы иногда напиваемся в баре… у меня всё хорошо. Я просто в ожидании. Я просто жду, когда снова увижу моё любимое чудо. ДВА моих любимых чуда.

@темы: фанфик, низкий рейтинг, мини, закончен, гарри\близнецы, Гарри Поттер